Адреналина от игры с каждым годом все меньше

12 декабря 2014 в 03:44
Автор текста: Максим Козлов

«Внимание, вопрос!», – это восклицание, и продолжительный гудок перед ним, эхом разносились субботними вечерами по телеэкранам всех без исключения регионов бывшего СССР, где вещало Останкино. Стихийный водоворот Перестройки повсеместно захватывал людей в омут новой, чужой, незнакомой жизни. Это будоражило, лишало сил. Возможностей хоть ненадолго отвлечься у народа оставалось немного. Интеллектуальная передача «Что? Где? Когда?» являлась одной из них.
Максим Поташёв, без сомнения, был одним из главных действующих лиц этой игры. Внешне всегда собранный, спокойный, он восхищал публику своими точными ответами и безукоризненным самообладанием. Его имя до сих пор тесно связано с интеллектуальным шоу «Что? Где? Когда?», ведь Поташёв стал его Магистром и трехкратным обладателем приза «Хрустальная сова». В спортивной версии этой игры Максим Оскарович дважды завоевал мировой чемпионский титул, и трижды брал первенство России. При этом он является успешным маркетологом, и работал ведущим специалистом в ряде крупных российских компаний. Накануне приезда в Беларусь с бизнес-тренингом «Техника принятия решений», наш герой согласился ответить на ряд вопросов портала RUH.BY. Внимание! Такого Поташёва вы еще не знали!
– Максим Оскарович, для начала скажите, как у вас обстоят дела с вождением авто?
– Я не вожу машину. Умею, но очень не люблю. Поэтому за рулем жена, ей это нравится.
– Расскажите, каким вы были в детстве? Может, хулиганили понемногу, или сразу, с младых ногтей стали накапливать знания? Чему, например, должна учить школа, и какой метод образования вам ближе: советский, или европейский?
– Это было давно, а память у меня очень плохая. Не помню. А школа должна научить ребенка работать и преодолевать трудности. В том числе – осваивать предметы, не вызывающие у него интереса. А то, что ему интересно, он всегда сможет изучить самостоятельно.
– Ваши блестящие выступления в таких телевизионных проектах, как «Брейн-ринг» и «Что? Где? Когда?» пришлись на самое начало Перестройки. На своем примере интеллигентного эрудита вы являлись «другой стороной медали» популярного в те времена образа бандита-предпринимателя, доказывая, что успешным человеком можно стать, не прибегая к помощи кулаков. Как вы думаете, многие ли тогда пошли по вашим стопам?
– Во-первых, я ни в коем случае не эрудит. Да и не интеллигент. Для меня эти слова скорее ругательные. Во-вторых, сильно сомневаюсь, что подал кому-то пример. По крайней мере, никогда об этом не думал и не ставил перед собой таких задач. Просто занимался и занимаюсь тем, что мне интересно.
– Как вы относитесь к роману Германа Гессе «Игра в бисер»? Мне кажется, что концепция элитного клуба «Что? Где? Когда?» близка основной мысли этого произведения. Конечно, в первом случае это был некий «институт для одаренных», воспитывавший первоклассных специалистов для служения государству. В другом случае во главу угла поставлены престиж, азарт и деньги (поправьте, если ошибаюсь), но некое родство между ними есть, не находите?
– К Гессе отношусь хорошо. И такое сравнение встречается достаточно часто. Сходство, видимо, заключается в том, что некоторым людям удается находить глубокий смысл в играх, не имеющих, на первый взгляд, практического применения. Иногда мне кажется, что смысл действительно есть, иногда – что выдаю желаемое за действительное.
– У вас на полке стоит минимум три «Хрустальных совы» и большое количество других наград. При взгляде на них у вас возникают какие-либо чувства, или трофеи давно стали безмолвным украшением вашего дома?
– Нет, никаких чувств у меня фигурки из хрусталя не вызывают. Впрочем, это единственные призы, не считая ордена магистра, которые я храню. Десятки медалей и кубков дети заиграли и растеряли. Совершенно о них не жалею. Мне трудно представить человека, для которого побрякушки важнее победы.
– Максим Поташев – командный игрок?
– Да.
– Я почему спрашиваю: расскажите подробнее о том, как происходит процесс «работы» над игрой «Что? Где? Когда?». Насколько мне известно, в команде шесть человек. Все, конечно, эрудированны и умны, но, может быть, каждый особо силен в какой-то своей области? Либо все решается коллективным разумом?
– Поскольку знания не имеют к этой игре ни малейшего отношения, было бы очень глупо строить команду таким образом. Можно обсуждать функциональное распределение ролей в команде: генератор идей, логик, интуит, диспетчер и т.д. Такая модель имеет смысл, но на практике так команду тоже никто не строит. Важнее всего – духовное единство, общая заряженность на победу и командная «химия», как говорят в спорте.
– Как Максим Поташев поддерживает свою интеллектуальную форму?
– Игрой и поддерживаю. Лучшего способа нет.
– Из телеэфира давно пропала игра «Брэйн-ринг»? Известно ли вам, какова дальнейшая судьба этого проекта, вернется ли он на телеэкраны?
– «Брейн-ринг» – вполне самостоятельная игра, причем не менее интересная, чем «Что? Где? Когда?». Сегодня этой игры, к сожалению, нет на российском телевидении. Трудно сказать, вернется ли она на экраны. Впрочем, «Брейн-ринг» и сейчас снимают и показывают в Азербайджане, Белоруссии, Украине. Так что игра живет.
– В спортивную версию «Что? Где? Когда?» вы играете уже 25 лет. Какая аллегория наиболее полно может описать чувство во время паузы перед правильным ответом? Или за долгие годы практики у вас выработался «иммунитет» к адреналину такого рода?
– Ждать в нашей игре особо нечего. А адреналина от нее у меня с каждым годом все меньше и меньше, что очень плохо.
– Исходя из полученного опыта и знаний, вы можете сказать, что верите в Бога (высшую силу, внеземной разум либо что-то еще)? Как относитесь к религии в целом?
– Принципиально не отвечаю на такие вопросы. Отношения человека с Богом – личное дело.
– Если брать за основу фантастические художественные романы и фильмы о планете Земля, то какое будущее Вы хотели бы видеть (если есть конкретный пример из фильма, приведите его)?
– Ничего более привлекательного, чем «Мир Полудня» (цикл романов, описывающий планету Земля XXII века, где царит коммунизм и торжествуют высокие технологии; прим. редакции) Стругацких пока не придумано.
– Исходя из немногочисленных интервью, я понял, что Максим Поташев – городской житель, который не любит перемены. А все ли вам нравится в Москве, ведь это разноязыкий, переполненный и шумный город?
– Лучше города, чем Москва, нет и быть не может. Хотя, конечно, недостатки есть везде. Например, пробки.
– Что из сделанного вами приносит чувство наибольшего удовлетворения и гордости?
– То, что раньше не делал.
– Назовите ключевые составляющие успеха, каким его видит Максим Поташев.
– Вера в себя, ироничное отношение к себе, понимание своих ценностей и приоритетов.
– Какой совет вы дали/дадите своим детям, когда они спросят вас: «Как жить, папа»?
– Своей головой.
– Что заставляет Максима Поташева улыбаться? А что может вывести из себя?
– Вывести из себя меня может только человеческая глупость. А улыбаться – улыбки моих детей.
– Насколько я знаю, вы большой поклонник спортивных состязаний (даже иногда делаете ставки). А если бы вы были гражданином Римской Империи, то посещали бы Колизей?
– Да.
– Что из увиденного в кино/прочитанного за последний год произвело на вас впечатление? Какую из последних экранизаций вы считаете наиболее удачной? К примеру (если вы на самом деле поклонник фэнтези, как было сказано о вас в одной из статей), нравятся ли вам экранизации толкиеновских произведений Питером Джексоном?
– Для меня событием является, например, каждая новая книга Пелевина. Последняя («Любовь к трем цукербринам», 2014 г.; прим. редакции) – не исключение. Фильмы какие-то неплохие в этом году были, но ничего сильно впечатлившего не припомню. Я люблю фэнтези, но терпеть не могу Толкиена. Поэтому фильмы Джексона мне нравятся.
– И напоследок, Максим Оскарович, если у вас есть любимый анекдот, не поделитесь ли им с нашими читателями?
– Пожалуй, такой: Господи, почему Ты не внемлешь моим молитвам? Я же не о деньгах прошу, не о здоровье, не о славе. О смерти прошу. И не для себя прошу…