Все записи автора admin

3. СЛИШКОМ ПРОСТОЙ ВОПРОС

1. ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА
2. НЕЯВНАЯ ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА
3. СЛИШКОМ ПРОСТОЙ ВОПРОС
4. «ДУАЛЬ»
5. «КОЛОМНА»
6. ВОПРОС НА ЧИСТОЕ ЗНАНИЕ
7. НЕБРЕЖНЫЕ ФОРМУЛИРОВКИ
8. ВОЛЬНЫЕ ТРАКТОВКИ И КАТЕГОРИЧНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ
9. «А СМЫСЛ?»
10. «СВЕЧКА»
11. «ГРОБ»
12. ЦИТАТА
13. ФОРМИРОВАНИЕ НАБОРА ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА

На первый взгляд, в вопросе, на который ответили все команды, нет ничего страшного. Ну получат все команды по очку и порадуются тому, что они оказались умнее автора вопроса. На самом же деле особых поводов для радости такой вопрос командам не дает. Ведь он сокращает турнирную дистанцию, а значит, лишает команды шанса оторваться от соперников или, наоборот, приблизиться к тем, кто вырвался вперед. Если в наборе из двенадцати вопросов оказалось три таких, на которые ответили все, то получается, что фактически было задано лишь девять вопросов, влияющих на итоговый результат, и, следовательно, вероятность того, что этот набор адекватно расставит команды по местам, заметно снижается. Но даже если забыть о спортивных результатах (в конце концов, играем мы прежде всего ради удовольствия), главная проблема в том, что отвечать на такие вопросы просто скучно.

Перейдем к примерам.

Вопрос. Один житель небольшого городка со слэнгообразным названием Сканторп попытался зарегистрироваться в отделении сети Интернет «America Online». В регистрации ему было отказано. Американский программист Дэн Джермес написал программу проверки безопасности и назвал ее «Эф-Ю-Си-Кей». Пользователи сети «America Online» не смогли обратиться к этой программе по имени. Объясните причину неудач пользователей сети «America Online» в этих случаях.

Ответ. В сети действует фильтрация непристойностей.

Вряд ли автор этого вопроса осознанно шел на то, что ответят на него все. Но на что же он в таком случае рассчитывал? На то, что найдутся команды, которые не сумеют составить слово из четырех английских букв? Или на то, что кто-нибудь не знает значения этого слова?

Вопрос. Вот переводы названий некоторых книг, изданных в Японии:

1) «Сказание о Смите и Мэри. История русской любви» – 1886 г.

2) «Лжецаревич» – 1893 г.

3) «Принц и лебедь» – 1950 г.

Назовите автора этих произведений.

Ответ. А.С.Пушкин.

Можно, конечно, отвечать на этот вопрос «честно», вычислив, что «Сказание о Смите и Мэри. История русской любви» – это «Капитанская дочка», «Лжецаревич» – «Борис Годунов», а «Принц и лебедь» – «Сказка о Царе Салтане». Если бы именно это и требовалось сделать, вопрос был бы гораздо интереснее. Но ведь нужно всего лишь назвать автора перечисленных произведений. А классический принцип «не знаешь, что отвечать – отвечай «Пушкин»» хорошо известен всем. В результате вопрос воспринимается лишь как иллюстрация к этому принципу, и, может быть, подходит для тренировок начинающих команд, но никак не для серьезного турнира.

Вопрос. Какие небогатые республики получили название благодаря большой траве, растущей на многих материках?

Ответ. «Банановые».

Клинический случай. Для ответа на этот вопрос не нужно даже знать, что банан – трава, достаточно хотя бы раз в жизни слышать выражение «банановая республика». А ведь вопрос был задан в турнире самого высокого уровня!

Перечисленные вопросы (в том виде, в каком они были заданы), конечно, вообще не годятся для каких бы то ни было соревнований. Но не менее часто встречается ситуация, когда вопрос задается не там, где его стоило бы задавать. Вот несколько вопросов, которые оказались слишком просты для взрослых команд, но прекрасно подошли бы для детского турнира.

Вопрос. Это воинское звание существовало в русской армии еще в 17 веке. Его присваивали знаменщикам, назначенным из числа наиболее смелых и мужественных воинов. Указом Петра Первого в 1712 году этот чин стал первым офицерским чином в пехоте и кавалерии. Ныне носители этого славного звания пользуются особой любовью солдат, сохранивших чувство юмора. О ком идет речь?

Ответ. О прапорщиках.

Вопрос. Мартин Гаpднеp. Задача: «Две девочки родились в один и тот же день одного и того же месяца одного и того же года у одних и тех же родителей, но они не двойняшки. Как такое может быть?»

Ответ. Они тpойняшки.

Вопрос. Китайцы, японцы, полинезийцы, с одной стороны; кельты, финикийцы, берберы, с другой. Что им приписывалось разными учеными?

Ответ. Открытие Америки.

Бывает и так, что вполне приличный по замыслу вопрос оказывается провальным в спортивном отношении потому, что автор втиснул в него слишком много информации, без которой вполне можно было бы обойтись. Часто этой информации столько, что ее хватило бы на два – три вопроса.

Вопрос. В 1941 году студент гуманитаpного факультета Каpоль Войтела, потpясенный ужасами войны, пеpешел на подпольные богословские куpсы. Лет чеpез 40, благодаpя этому, его узнал весь миp, но под дpугим именем. Каким же?

Ответ. Иоанн Павел 2-й.

Узнав, что речь идет о человеке по имени Кароль Войтела (на самом деле, конечно, Войтыла), дальше вопрос можно уже не слушать. Интересно, что даже если бы нашлась команда, ни один из игроков которой не знает, кто такой Кароль Войтыла, эта информация вряд ли помогла бы ей ответить на вопрос. Правда, имя указывает на национальность, но люди, не знающие, как зовут Папу Римского, скорее всего не знают и того, что он поляк.

Вопрос. Там есть два объекта ценой по 200 каждый, два объекта ценой по 10, 4 объекта по 5, 8 объектов по 3 и 16 по 1. Все эти объекты разделены на две равные группы. Где мы можем все это увидеть, если за то время, пока мы будем смотреть, количество этих объектов может уменьшиться?

Ответ. На шахматной доске.

Подсказок в вопросе просто не сосчитать. А ведь шахматная тема настолько заезжена, что человеку, поигравшему пару лет в «Что? Где? Когда?», даже если он до того вообще никогда ничего не слышал о шахматах, для ответа на этот вопрос вполне достаточно первого предложения. Действительно, даже не будучи знакомым с системой оценки силы фигур, можно просто подсчитать число упоминаемых «объектов» и получить 32. Ну а чего бывает 32? Карты не подходят, остаются шахматы.

Вопрос. Святой отец Иерофан сказал: «Он ничего не сказал нового, он все сказал по-новому». О ком идет речь?

Ответ. Иисус Христос.

В этом вопросе явно лишняя информация – упоминание святого отца Иерофана. Без этого выбрать из многочисленных вариантов ответа было бы, конечно, очень сложно, но все-таки возможно. А раз святой отец упомянут – не остается вообще никаких вариантов. Когда ответ однозначен – это совсем неплохо, плохо, когда он сразу приходит в голову.

ВЫВОД. Конечно, невозможно заранее точно предсказать насколько сложным окажется вопрос. Особенно трудно это сделать его автору. Автор субъективен, он может ориентироваться только на собственную эрудицию и собственную логику. Единственное спасение – экспертная оценка. Нельзя задавать в серьезном турнире вопрос, который вы никогда никому не показывали. Постарайтесь найти нескольких человек, которым вы можете показать вопрос без боязни, что он окажется «засвеченным». Это могут быть игроки, не участвующие в турнире, для которого вопрос предназначается, или, на худой конец, люди, не имеющие отношения к «Что? Где? Когда?», но обладающие достаточной эрудицией. Если хотя бы два человека скажут, что вопрос тривиален, скорее всего так оно и есть. Но и в этом случае зачастую вопрос еще можно спасти, выкинув из него часть информации. Если же усложнить вопрос не удается, подумайте, может быть он подходит для детского турнира или для тренировки?

2. НЕЯВНАЯ ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА

1. ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА
2. НЕЯВНАЯ ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА
3. СЛИШКОМ ПРОСТОЙ ВОПРОС
4. «ДУАЛЬ»
5. «КОЛОМНА»
6. ВОПРОС НА ЧИСТОЕ ЗНАНИЕ
7. НЕБРЕЖНЫЕ ФОРМУЛИРОВКИ
8. ВОЛЬНЫЕ ТРАКТОВКИ И КАТЕГОРИЧНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ
9. «А СМЫСЛ?»
10. «СВЕЧКА»
11. «ГРОБ»
12. ЦИТАТА
13. ФОРМИРОВАНИЕ НАБОРА ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА

Далеко не всегда ошибочная информация в вопросе бросается в глаза. Часто она так глубоко запрятана, что обнаружить ее может только очень внимательный человек (или же команда, которую турнирная стратегия заставляет любой ценой добиться снятия этого вопроса). Но какими бы мотивами ни диктовалась апелляция, ошибка остается ошибкой, и повод для снятия вопроса она дает.

Вопрос. Ежегодно с 1949 года в ночь на 19 января на Балтиморском кладбище появляется неизвестный доброхот в черном одеянии, который оставляет на одной из могил три красные розы и бутылку коньяку. Было бы кстати, если бы этот незнакомец оставлял на могиле бочонок с редким итальянским вином. Каким именно?

Ответ. Амонтильядо. 19 января – день рождения Эдгара Аллана По, автора рассказа «Бочонок амонтильядо». Писатель умер в 1849 году. Некто неизвестный начал приходить на могилу начиная со столетнего юбилея смерти По.

Ну казалось бы, какое значение может иметь тот факт, что амонтильядо не итальянское, а испанское вино. К логике вопроса это почти не имеет отношения. Но ничего не поделаешь, скрепя сердце приходится признать, что решение жюри о снятии вопроса было абсолютно обоснованным. Интересная деталь – вряд ли вопрос стал бы хуже, если бы этого рокового слова «итальянское» в нем вообще не было!

Вопрос. Многие московские предприятия потребляют золото и только одно его производит. С октября 1995 г. по январь 1996 г. оно сдало государству более 50 кг драгметалла. О каком предприятии идет речь?

Ответ. О городском крематории.

Здесь ситуация совсем тонкая. Крематорий безусловно сдает государству золото. Но он его не производит! Крематорий вообще нельзя считать производственным предприятием. Стоило ли из-за этого снимать вопрос? На мой взгляд – да, стоило. (Он и был снят.) Конечно, это – спорное решение. Но ведь всех споров можно было избежать, чуть-чуть изменив текст вопроса.

«Все это сильно смахивает на казуистику», – скажете вы? Возможно. Но следует иметь в виду, что квалифицированная команда априори относится к человеку, задающему ей вопрос, с уважением, и, следовательно, предполагает, что вопрос высокого качества. А это означает, что каждое слово в нем несет определенную смысловую нагрузку. И как же часто приходится платить за хорошее отношение к людям – одно ничего, на первый взгляд, не значащее слово в вопросе может увести знатоков от правильного ответа, причем происходит это не потому, что хитроумный автор намеренно обманул игроков, а из-за его недосмотра.

ВЫВОД. Хороший вопрос, как и всякое литературное произведение, не пишется в один присест. Редактируйте его, переписывайте, откладывайте и снова возвращайтесь к нему через некоторое время. Обращайте внимание на каждое слово, безжалостно выбрасывайте все, что вызывает сомнения. Не надейтесь на то, что погрешности в вопросе не заметят. Обязательно заметят, и тогда может оказаться, что вопрос, блестящий и по содержанию и по форме, выношенный и выстраданный, провалится из-за маленькой неточности. Что может быть обиднее!

Дополнение 2000 года:

Эта статья писалась уже довольно давно, и я в ней пытался отразить не только свой личный взгляд, но и усредненное мнение известных мне авторитетов. С тех пор заметно изменились игровые реалии и вместе с ними взгляды многих теоретиков игры, в том числе и мои. В первую очередь это относится к самому, на мой взгляд, болезненному сейчас вопросу — проблеме апелляционной войны и вытекающего из нее превращения игры в сутяжничество. На данный момент есть три основных взгляда на этот вопрос.

1. Любая фактическая ошибка должна являться причиной для снятия вопроса.
2. Вопросы вообще не должны сниматься.
3. Вопрос нужно снимать только за фактическую ошибку, которая мешает на него ответить.

В моей статье однозначный выбор делался в пользу первого подхода. Тогда мне казалось, что борьба с некорректными вопросами необходима для чистоты игры. Сегодня же я ясно вижу, что поиск блох в вопросе, который команда не взяла, просто убивает игру. Распределение мест в турнирах все чаще решается не за столом, а в послеигровых апелляционных разборках. Поэтому сегодня я обеими руками голосую за вариант 2 — апелляции на некорректность следует запретить. Есть, конечно, еще третий вариант. Мне он, в общем, нравится, но у него есть очень серьезный недостаток — этот подход невозможно формализовать. Я не знаю критерия, который позволил бы отличить существенную для взятия вопроса фактическую ошибку от несущественной. Остается полагаться либо на здравый смысл Апелляционного Жюри, либо на совесть знатоков. Здравомыслящее Апелляционное Жюри иногда встречается, но гораздо реже, чем хотелось бы. Совесть же знатоков имеет свойство моментально сгорать в пламени турнирной борьбы. А поскольку очень хочется избежать субъективизма при оценке корректности вопросов, полноценной альтернативы полной отмене апелляций на снятие я не вижу.

1. ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА

1. ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА
2. НЕЯВНАЯ ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА
3. СЛИШКОМ ПРОСТОЙ ВОПРОС
4. «ДУАЛЬ»
5. «КОЛОМНА»
6. ВОПРОС НА ЧИСТОЕ ЗНАНИЕ
7. НЕБРЕЖНЫЕ ФОРМУЛИРОВКИ
8. ВОЛЬНЫЕ ТРАКТОВКИ И КАТЕГОРИЧНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ
9. «А СМЫСЛ?»
10. «СВЕЧКА»
11. «ГРОБ»
12. ЦИТАТА
13. ФОРМИРОВАНИЕ НАБОРА ВОПРОСОВ ДЛЯ ТУРНИРА

Максим Поташев

Можно долго спорить о том, какими должны быть вопросы, и вряд ли когда-нибудь удастся прийти к единому мнению. Зато более или менее известно, какими вопросы быть не должны. Мне представляется очень важным не только рассказать о наиболее распространенных ошибках, но и проиллюстрировать свои соображения примерами. Надеюсь, что авторы упоминаемых в этой статье вопросов не обидятся на меня.

1. ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА

Рассмотрим для начала ситуацию, которая выглядит предельно очевидной. Фактических ошибок в вопросе не должно быть ни в коем случае! О чем тут еще говорить? Однако именно из-за фактических ошибок возникает такое количество споров и скандалов, что поговорить о них все-таки стоит. И разговор этот напрямую связан с проблемой «войны апелляций», которая все сильнее и сильнее отравляет жизнь игрокам. Сутяжничество и казуистика занимают все большее место в игре. Как быть дальше? Существуют разные мнения. Вот, например, что думает по этому поводу капитан одной из лучших команд Международной Ассоциации Клубов Игорь Сафронов. «В регламенте следует изначально установить, что апелляции на вопрос не принимаются… И если уж проходит красивый вопрос, в котором, по замыслу автора, дважды два равно пяти, и какие-то команды дали такой ответ – ну, пусть они будут дураки неграмотные. Но они проникли в суть вопроса и дали правильный, по замыслу, ответ. Очко за который в результате апелляции пропадает.» При всем уважении к Игорю, согласиться с ним не могу. Во-первых, вопрос, в котором утверждается, что дважды два – пять, красивым считаться не может. Во-вторых, кто он вообще такой, этот самый автор вопроса, чтобы в угоду ему кривить душой и давать ответ, в неправильности которого команда уверена? Конечно, мы не соревнуемся в том, кто больше знает (см. раздел 6), но команда, случайно знающая, что дважды два в десятичной системе счисления равно четырем, не должна от этого страдать!

Рассмотрим конкретные примеры.

Вопрос. В этой республике женщины до сих пор лишены избирательных прав, глава государства сосредотачивает в своих руках всю полноту власти, обладая практически диктаторскими полномочиями. Несмотря на это, ему может быть объявлен импичмент. Пребывание гражданином данного государства связано с неукоснительным выполнением некоторых религиозных предписаний. Основной закон этого государства принят в 1929 г. Назовите самое большое здание этого государства.

Ответ. Собор св.Петра.

Ошибка бросается в глаза сразу. Ватикан, разумеется, теократия, а вовсе не республика. Интересно, что вопрос, тем не менее, опротестован не был. Причина очень проста – все игравшие команды на него ответили. Большинство из них (а я уверен, что ошибку сразу заметило большинство команд) пошло на компромисс с собственной совестью, причем еще на стадии обсуждения, решив дать ответ, заведомо противоречащий одной из посылок вопроса. Так или иначе, ломать копья из-за этого вопроса никто не посчитал нужным, скандала не возникло, остался лишь неприятный осадок. Но обычно последствия фактических ошибок в вопросах гораздо тяжелее.

Вопрос. Гладиатора, основными козырями которого были ловкость и быстрота, римляне называли словом, означающим «принимающий вызов». Этим словом деятели из противоборствующих политических лагерей не раз обзывали друг друга. О каком слове речь?

Ответ. Провокатор

Всем хорош вопрос, один у него маленький недостаток. Слово «провокатор» в переводе с латыни означает не «принимающий вызов», а, наоборот, «бросающий вызов», что черным по белому написано в словаре, указанном автором вопроса в качестве источника информации. Жюри, естественно, решило вопрос снять. Командам, давшим правильный ответ, было очень обидно, они лишились заслуженного очка. Но что же делать!

Вопрос. При словах «грузинское застолье» сразу представляется искристое вино, ароматный шашлык с аджикой или соусом ткемали… Но не шашлык и не вино с незапамятных времен считается символом достатка в доме. Мяса может и не быть, но это обязано быть на столе даже в самой бедной семье. А что это, вам поможет определить шашлык.

Ответ. Соль. Шашлык не солят

Интересно, что в этом вопросе нет ни одного слова, к которому можно было бы придраться. Неправилен ответ! Шашлык, конечно, солят, это можно прочесть в любой поваренной книге. Вопрос снят, команды, вслед за его автором решившие, что шашлык не нужно солить, близки к тому, чтобы считать людей, указавших на ошибку, личными врагами.

Вопрос. В правилах этого вида спорта в 1846 году было записано, что все встречи, в которых не открыт счет, должны продолжаться не более 3 дней. О каком виде спорта идет речь?

Ответ. О футболе

А вот этот вопрос жюри почему-то решило не снимать, хотя достоверно известно, что первые правила футбола были написаны лишь в 1863 г. И обиженными в данном случае считают себя уже те, чья обоснованная апелляция не была удовлетворена.

Что же получается? Если вопрос с фактической ошибкой снимается, страдают те, кто на него ответил, если нет – страдают те, чьи знания пришли в противоречие с ложной информацией, заключенной в вопросе. И кто же во всем этом безобразии виноват? Конечно, автор вопроса, забывший или не пожелавший его проверить.

ВЫВОД. Проверяйте и еще раз проверяйте! Не будьте слишком самонадеянны, не доверяйте безоговорочно собственным знаниям. По возможности старайтесь воспользоваться несколькими источниками информации. Помните, к каким печальным последствиям может привести любая фактическая неточность в вопросе. Особенно осторожно следует относиться к информации, почерпнутой из периодической печати, увиденной по телевизору, услышанной по радио, извлеченной из Интернета. Не забывайте и о том, что многие факты, особенно связанные с историей или этимологией, нельзя считать абсолютно достоверными. В одном источнике может быть сказано одно, а в другом – другое. В этом случае в вопросе уместными будут слова «по одной из версий».

Заключение

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

Вместо эпилога расскажу древнюю восточную притчу. Правда, речь в ней идет о коте, а кошек я очень не люблю, но из песни слово не выкинешь…

Жили-были кот и тигр… Кот был охотник-мастер, жил сыто и довольно. А тигр жил плохо и голодно. Решил он у кота поучиться, попросил взять его в ученики. Кот согласился, стал учить тигра охотиться… Прошло время, тигр стал настоящим мастером. И вот однажды увидев сытого кота, отдыхающим в тенечке под деревом, он решил испытать свое искусство на учителе. Подкрался он, прыгнул … и промахнулся. А кот уже на самой высокой ветке, смотрит на тигра и хвостом помахивает. Удивился тигр и спрашивает: «Ты меня всему научил, как же так получилось, что я тебя не поймал?» А кот отвечает: «Да, я тебя научил многому, но не всему. Я знал, что рано или поздно ты захочешь испытать свое искусство на мне…»

Стратегия и тактика

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

На войне все просто,
но самое простое в высшей степени трудно.
Карл Клаузевиц

Турнирная стратегия, фактически, включает в себя ответы на 2 вопроса. Первый – чего команда хочет добиться? Второй — какими средствами она собирается решать эту задачу?

Я считаю, что для команды оптимальный период планирования– один сезон. Перед началом сезона необходимо примерно определить, в каких турнирах она собирается участвовать. При этом стоит иметь в виду, что на турниры высшего уровня обычно попадают команды, добившиеся успеха в турнирах рангом пониже. Например, чтобы попасть на Чемпионат Мира, необходимо выиграть чемпионат страны или один из этапов Кубка Мира. Поэтому, если команда ставит целью попадание на Чемпионат Мира, она должна запланировать участие в одном или нескольких турнирах, которые могут ее туда вывести. Автоматически определяется и конкретная задача – в этих турнирах ей необходимо бороться только за победу. Следовательно, на эти турниры нужно очень постараться собрать оптимальный состав. А вот к другим соревнованиям можно подходить чуть менее ответственно, например, дать больше поиграть запасным.

Основной тактический элемент – апелляции. Рассказывать, как с их помощью перекраивать в свою пользу турнирную таблицу, я не буду – пусть этим занимается кто-нибудь другой. Но не учитывать фактор апелляций было бы глупо – хотим мы этого или нет, а они на игру влияют. Важно понимать, что любая апелляция – палка о двух концах. Результаты работы апелляционного жюри не только меняют результаты, они оказывают серьезное психологическое воздействие на игроков. Если не удовлетворена ваша апелляция, казавшаяся на 200% обоснованной, или удовлетворена апелляция соперников, представляющаяся вам совершено бредовой – ни в коем случае не следует из-за этого переживать. Тратя нервную энергию на переживания по поводу своих и чужих апелляций, вы можете проиграть гораздо больше.

Непосредственно в игре тактическая составляющая тоже присутствует, хотя она и не бросается в глаза. Проявляется она прежде всего в том, что команде необходимо подстроиться под стиль вопросного пакета. Для успешной игры обязательно надо понять, насколько «глубоко копают» авторы (редакторы) вопросов, т.е. следует ли отдавать преимущество красивым и нетривиальным версиям перед простыми. Выяснить это можно только методом проб и ошибок, и преимущество, естественно, получает команда, сумевшая нащупать правильный подход быстрее. Проблема в том, что отдельно взятый вопрос непоказателен, для осмысленного выбора тактики надо накопить некоторую статистику. Кстати, во многом поэтому сильные команды иногда в начале турнира отстают от менее именитых, но потом «обходят соперников на повороте» и мощно финишируют.

Другой тактический элемент в игре связан с внутренним состоянием команды. Разумеется, любой капитан должен хорошо знать своих игроков, но один и тот же человек может в разные моменты вести себя по-разному, да и способность думать подвержена существенным колебаниям. Очень трудно заранее понять, в какой форме находится тот или иной игрок. Только за столом становится ясно, чьим версиям капитан может полностью доверять, а к чьим – стоит относиться с подозрением. Самое сложное опять- таки в том, что одна ошибка может быть случайностью и практически ничего не говорит о состоянии игрока, делать выводы можно только после серии ошибок, а это может команде дорого обойтись. Самая серьезная проблема – если не в форме капитан. Иногда в такой ситуации имеет смысл временно передать его функции (в первую очередь – выбор версии) другому игроку. Но это может сработать, только если в команде есть игрок, способный качественно подстраховать капитана.

Отдельная тема – замены в ходе турнира. Тут, пожалуй, нет общих рецептов, практически все зависит от конкретного подбора игроков и сыгранности состава. Я лично считаю игру с заменами весьма рискованным предприятием и в ответственных турнирах стараюсь этого всячески избегать. Но нельзя отрицать, что иногда с помощью удачной замены можно переломить ситуацию – именно в тех случаях, когда кто-то из основных игроков явно не в форме.

Самое сложное

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

Бокс — это вам не математика.
Здесь думать надо,
а не рассуждать логически.
Александр Беленький

Самое сложное, но и самое, на мой взгляд, интересное в игре – выбор версии. Команда может обладать энциклопедическими знаниями, блестящей логикой, многолетним опытом совместной игры, в совершенстве овладеть техникой обсуждения, но если она регулярно ошибается в выборе – больших побед ей не достичь. Поэтому именно умение выбирать из множества возможных вариантов единственно верный – главный показатель класса.

Сплошь и рядом приходится слышать о том или ином вопросе, что в нем нет никакой «отсечки», позволяющей отбросить неправильные версии и оставить правильную. Да, такие вопросы иногда встречаются, но их на порядок меньше, чем вопросов, на которые возводят напраслину. Просто многие игроки, в том числе очень опытные и прекрасно владеющие приемами генерации версий, не понимают, что при выборе необходима особая гибкость мышления. Прямолинейная логика тут часто не срабатывает, приходится привлекать соображения «второго порядка». Считать эти соображения чисто интуитивными, на мой взгляд, неверно, хотя, конечно, интуиция играет в выборе значительную роль. Если попробовать проанализировать этот процесс, становится понятно, что многие интуитивные решения на самом деле вполне логически обусловлены, причем логика достаточно проста. Разумеется, так бывает далеко не всегда, сплошь и рядом приходится именно угадывать, но все же понимание общих принципов выбора может позволить значительно сократить процент таких ситуаций. Я попробую сформулировать эти принципы, сразу оговорившись, что ни один из них не является универсальным алгоритмом, во всех случаях обеспечивающим нужный результат.

1. «Думай как автор»

Главный принцип выбора сформулирован в предыдущей главе – необходимо попытаться поставить себя на место автора вопроса и задуматься, какая из имеющихся у команды версий показалась бы ему достаточно интересной, чтобы сочинять вопрос с таким ответом. Фактически, ровно это и имеют в виду, когда говорят о знакомом каждому игроку экзистенциальном ощущении правильности придуманной версии. На жаргоне знатоков это ощущение называется «щелчком». «Версия щелкает» — говорят в том случае, когда ее правильность очевидна. Но чем обусловлена эта очевидность? Именно пониманием, что ради такого ответа стоило писать вопрос. Я, по крайней мере, другого объяснения эффекта «щелчка» придумать не могу.

Естественно, сила «щелка» сугубо индивидуальна. Одна и та же версия для одной команды может «щелкнуть» оглушительно, для другой – не «щелкнуть» вообще. Кроме того, сплошь и рядом случаются «ложные срабатывания», т.е. «щелчки» неправильных версий. Умение различать настоящие и мнимые «щелчки» приходит с опытом. Кому-то это удается лучше, кому-то хуже – тут уж все зависит от врожденных качеств, но нет сомнений, что осознание базового принципа улучшает результативность выбора.

Пример.

Вопрос.
В мире, описанном в романах Джеймса Бибби, существует множество богов и богинь. У каждого божества своя функция, но самая неблагодарная работа досталась богине по имени Браала. Ее подопечные ей даже не молятся! Кому же она покровительствует?
Ответ: Атеистам.

В вопросе нет никаких «отсечек», проверить версию фактами невозможно. Можно придумать немало вариантов – немые, ленивые… Но если нужная версия возникает, «щелкает» она очень сильно. Сразу понимаешь – да, ради такого парадоксального ответа стоило писать вопрос.

2. Внешние факторы

Сплошь и рядом встречаются вопросы, требующие для выбора версии учета внешних обстоятельств. Может обыгрываться, например, позиция вопроса в туре – если он задается первым или последним. Нередко ответом или ключом к ответу является место или дата проведения турнира, его название, название фирмы-спонсора, название подготовившей пакет команды и т.д. Все эти факторы стоит учитывать при выборе.

Вот вопрос, который был задан первым на первом чемпионате России.

Вопрос.
Фазиль Искандер сравнил ее с пьяным Гамлетом, а Иван Тургенев сказал о ней, что быстрее время бежит только в тюрьме. Назовите ее.
Ответ: Россия.

Будь этот вопрос задан в другой ситуации, выбрать версию было бы крайне сложно, — можно придумать множество интересных вариантов. Но там и тогда – символичный правильный ответ выбирался без сомнений и колебаний.

В ряде случаев при выборе версии может помочь знание игровых и жизненных пристрастий автора вопроса, если он заранее известен. Разумеется, для начинающей команды это задача почти непосильная, но у тех, кто поиграл хотя бы пару лет, определенное представление о стиле и интересах наиболее плодовитых авторов не может не сложиться. Замечу, что авторы крайне редко намеренно пишут вопросы, дающие преимущество тем, кто их хорошо знает, однако вопросы, идущие вразрез с собственными принципами и предпочтениями, тоже мало кто сочиняет.

3. «Принцип Пушкина»

Выбор из однородных объектов – далеко не самая сложная задача, которая почему-то становится для многих камнем преткновения. Исчерпывающее описание принципа, на котором базируется выбор в таких ситуациях, принадлежит известному знатоку из Санкт-Петербурга Мишелю Матвееву:

«Если вопрос после раскрутки сводится к вопросу «Назовите элемент множества X», а прочая информация в нем лишь помечает авторский выбор элемента, нужно называть наиболее известный элемент множества X. Под наиболее известным элементом множества X можно подразумевать две вещи: (1) объект, о котором наиболее известно, что он принадлежит множеству X, или (2) наиболее известный объект, являющийся элементом множества X. Первая трактовка — более прямая, т.к. в ней известность непосредственно связана с принадлежностью к множеству X. Обычно она предпочтительнее. Вторая трактовка полезна в ситуациях, когда есть основания предполагать, что требуемый объект известен не своей принадлежностью к множеству X, а чем-то иным. Пример: если множество X — боксеры, то по трактовке (1) нужно выбирать Мохаммеда Али, а по трактовке (2) — Шерлока Холмса».

Итак, рецепт прост: если ясно, какой из соответствующих условиям вопроса объектов наиболее известен, его и надо выбирать. Потом можно поругаться на автора вопроса, который не счел нужным обусловить выбор чем-то еще, но это потом. В игре же надо помнить, что самое простое решение практически всегда предпочтительно.

Рассмотрим, как работает этот принцип, на примере.

Вопрос.
На одной карикатуре разъяренный директор магазина грозит уволить кассиршу за то, что она задом прислоняется к считывающему устройству. «Но оно же так приятно пищит при этом!», – оправдывается кассирша. Остается добавить, что кассиршей является животное. Какое?
Ответ: Зебра.

«Раскрутка» вопроса сводится к тому, чтобы понять, что на заду у кассирши есть нечто вроде штрих-кода. Остается назвать полосатое животное. Кто первым приходит в голову? Тигр и зебра. Поскольку кассирша явно женского рода, тигр отметается (конечно, тигр может быть и тигрицей, но это уже не первый приходящий в голову вариант). Итак, по принципу Пушкина следует отвечать зебру.

4. Вероятностный подход

Еще один важный, но почему-то сложный для понимания принцип связан с тем, что преимущество одной версии перед другой не всегда очевидно. Да, далеко не всегда можно четко сказать, что одна версия может быть ответом на вопрос, а другая – не может, поскольку противоречит заключенным в вопросе или связанным с ним фактам. Часто в такой ситуации заявляют, что оснований для выбора версии нет. Но это неверно. Для осознанного выбора вполне достаточным основанием является то, что одна версия чуть более вероятна, чем другая.

Вот пример ситуации, в которой сравнение вероятностей является самым естественным способом выбора версии.

Вопрос.
Строчка из известного произведения русской литературы была переведена на английский язык пятью разными авторами. В обратном переводе на русский, в этих вариантах фигурировали: пони, верный конь, кобыла, старая кобыла, бедная лошадь. Воспроизведите эту строчку.
Ответ: «Его лошадка, снег почуя…»

Вопрос вроде бы совсем несложен. Ясно, что надо вспомнить классическую поэтическую строчку, в которой фигурирует лошадка. Проблема в том, что в русской поэзии есть минимум две подходящие строчки. Во-первых, «Его лошадка, снег почуя…» у Пушкина, во-вторых, «Лошадка, везущая хвороста воз» у Некрасова. Выбор между ними оказался непосильной задачей даже для некоторых очень сильных команд. Однако вероятностный подход позволяет уверенно решить возникшую проблему. Достаточно задаться вопросом: какое произведение с большей вероятностью пять раз переводилось на английский язык – «Евгений Онегин» или поэма Некрасова «Крестьянские дети»? Думаю, ответ очевиден…

Конечно, вероятностный подход ничего не гарантирует. Правильным ответом вполне может оказаться и не та лошадка. Но гарантию вообще дает только страховой полис… Одно могу сказать определенно: в сложных ситуациях этот подход эффективнее, чем подбрасывание монетки. Что уже немало…

5. «Тонкий выбор»

«Тонкий выбор» — придуманный мной когда-то термин, который часто применяют ко всем ситуациям, описанным в этой главе. В более узком смысле этот термин относится к тем случаям, когда основанием для выбора являются незначительные, на первый взгляд, детали вопроса.

В вопросе, приведенном в предыдущем разделе, выбрать правильную стихотворную строчку можно не только путем оценки вероятностей, но и обратив внимание на то, что слово «верный» требует притяжательного местоимения.
Вот еще более характерный пример.

Вопрос.
Шуточное объявление: «Даю уроки вождения. Подпись». Назовите имя широко известного «водителя», прославившегося своим «вождением» в достаточно специфической местности, подпись которого стоит под этим объявлением.
Ответ: Моисей.

Напрашиваются 2 версии: Моисей и Иван Сусанин. Как выбрать? Казалось бы, подходят они одинаково. Но если еще раз внимательно проанализировать текст вопроса, найдется та мелкая деталь, которое и позволяет сделать выбор. Моисей евреев по пустыне именно водил, а вот Иван Сусанин поляков не водил, он их завел. Поэтому он скорее не «водитель», а «заводитель».

Уверен, что, прочитав этот абзац, многие игроки возмутятся и скажут, что я занимаюсь словесной эквилибристикой и притягиваю обоснование к ответу за уши. Ведь Ивана Сусанина вполне можно назвать водителем, никакой некорректности в этом нет. Действительно, можно назвать, и вопрос из-за этого не снимут. Но поступил бы так автор вопроса или он попробовал бы найти более точное слово для описания Сусанина? Ответ на этот вопрос и является ключом к пониманию принципа.

Еще одно ожидаемое возражение заключается в том, что автор вопроса вряд ли предполагал подобный ход рассуждений и ожидал, что игроки будут выбирать между Моисеем и Сусаниным, исходя из того, кого из них правильнее назвать «водителем». Верно. Скорее всего, автору Иван Сусанин вообще в голову не пришел, поэтому он и не озаботился введением в вопрос более явного критерия выбора. Но парадокс заключается в том, что зачастую правильный выбор можно сделать, опираясь на то, чего автор в вопрос не закладывал! Как такое может быть? Просто надо понимать, что, формулируя вопрос, придавая ему литературную форму, автор неизбежно держит в голове правильный ответ. Поэтому он, часто неосознанно, выбирает именно те слова, которые подходят к правильному, а не какому-нибудь другому ответу! И игроки при выборе версии вполне могут этим обстоятельством пользоваться.

6. Доверие и поддержка

Не зря говорят, что в ЧКГ коллективный отбор значительно менее эффективен, чем в футболе. Попытки выбирать версию голосованием практически всегда приводят к катастрофическим результатам. Ответственность за выбор версии должна лежать на одном игроке (обычно — на капитане). Но необходимо понимать, какое психологическое давление этот игрок испытывает. Его обдуманные и точные решения часто воспринимаются командой как нечто само собой разумеющееся, но любой прокол оказывается его личной ошибкой — ведь команда правильную версию сгенерировала, больше от нее вроде бы ничего и не требуется… Или все-таки требуется?

На мой взгляд, капитану от команды прежде всего нужны доверие и поддержка. Иными словами, его право принимать решения ни в коем случае не должно подвергаться сомнению, т.е. игрокам настоятельно не рекомендуется «продавливать» версии. Убеждать капитана можно и нужно, но аргументами, а не эмоциями. Команда должна быть уверена в том, что любые разумные доводы капитан услышит и примет во внимание. Если в этом есть сомнения — стоит задуматься о смене капитана.

Выбор требует собранности и холодной головы, поэтому, если есть уверенность, что правильная версия уже была озвучена, капитану стоит оставить хотя бы пару секунд для спокойного принятия решения. Продолжение активного обсуждения в такой ситуации только во вред. Но это не значит, что команда на 50-й секунде должна замолкать и с чувством выполненного долга смотреть, как капитан мучительно пытается вычленить из множества версий правильный ответ. Ему нужно пытаться помочь, но очень аккуратно, мягко. (Исключением, естественно, является ситуация когда правдоподобная версия рождается на последних секундах обсуждения — тут уж выбирать способ ее донесения не приходится…) Капитан, со своей стороны, может спрашивать у игроков их мнение, это часто бывает полезно, но решение все равно принимает он и только он, забывать об этом нельзя. Главное — не скатиться ни в капитанский волюнтаризм, ни в неуместную при выборе версии демократию.

Техника обсуждения — менее известные приемы

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

Единственный интересный ответ —
тот, который опрокидывает вопрос.
Сьюзан Зонтаг

Приемы, описанные в предыдущей главе, любой квалифицированный тренер обязательно в той или иной формулировке рассказывает начинающим игрокам. Теперь рассмотрим приемы, которые не относятся к числу шаблонных. Опытные игроки ими, конечно, владеют, но обычно используют неосознанно. По крайней мере, насколько я знаю, никто пока не пытался их формально описать.

1. Отсеять шелуху

В подавляющем большинстве вопросов есть слова, не имеющие никакого отношения к их сути. Причины различны — порой эти слова нужны для связности изложения, иногда вставлены с конкретной целью запутать игроков, а бывает и так, что автор просто страдает многословием… Если же, отсеяв эти слова, вычленить из теста вопроса суть, часто оказывается, что он значительно проще, чем кажется на первый взгляд.

Вот типичный пример.

Вопрос.
Герой Мураками, переживший смерть приятеля, переселился в префектуру Нагано. Всего префектур в Японии 47, но для переселения герою годились только восемь. Назовите японским словом причину гибели приятеля.

Вопрос и так не особо длинный, но суть еще короче: «назовите японское слово, означающее угрозу для жизни и как-то привязанное к географии». Учитывая, что слово должно быть хорошо известно (например, вряд ли многие знают, как по-японски «землетрясение», поэтому никто это слово и не спросит), вариантов ответа совсем мало. Точнее, вариант ровно один.

Ответ: Цунами (герой стал бояться моря, а только 8 префектур не имеют выхода к нему).

В другом примере автор вопроса использовал весьма распространенный прием — ложный след. Чаще всего подобные попытки сбить игроков с толку ни к чему не приводят, но с эстетической точки зрения, вопросы от них выигрывают.

Вопрос.
Теорема Куна — Таккера, доказанная профессором Куном и деканом математического факультета Принстонского университета Альбертом Таккером, — одна из базовых теорем в нелинейной оптимизации. Кстати, Таккер и его коллега известны еще и тем, что основали один из американских университетов — я уже не говорю об успехах на поприще медицины и исследованиях в области этики. Вы, вероятно, заметили, что мы не сказали вам, как звали партнера Таккера по имени. Назовите это имя.

Рассказ о теореме, конечно, призван увести обсуждение в сторону математики и математиков. Но если поставить вопрос коротко и просто: «Назовите партнера Таккера» — математики в голову никому не придут. А придет правильный ответ, причем сразу.

Ответ: Джефф. (Энди Таккер и Джефф Питерс — герои цикла «Благородный жулик» О. Генри. А Альберт Таккер и Харольд Кун никакого отношения к вопросу не имеют, хотя теорему действительно доказали.)

 

2. Искать простое в сложном

Этот прием во многом близок к предыдущему. Принцип, фактически, тот же — надо понять, что в действительности вопрос гораздо проще, чем выглядит. Не стоит забывать, что ЧГК — не соревнование в том, кто больше знает, а разумные авторы (которых все-таки большинство) отдают себе в этом отчет и не задают вопросы, рассчитанные на узких специалистов в той или иной области.

Вопрос.
Это вещество — основной компонент кислотных дождей. В газообразной форме оно может вызвать тяжелые ожоги. Последствием попадания этого вещества в желудок может стать усиленное потоотделение, а в случае большой дозы — и рвота. При случайном же вдыхании его не исключен и летальный исход. Назовите это вещество.

Главное — не испугаться и не перепутать ЧГК с экзаменом по химии или ОБЖ. Для начала имеет смысл поискать самый простой из возможных вариантов. А дальше думать, может, и не потребуется…

Ответ: Вода.

Весьма распространенный (хотя и выходящий постепенно из моды) способ построения вопросов — пересказ псевдонаучным языком очень известных произведений. Вот типичный пример.

Вопрос.
Этот предмет отличало от ему подобных повышенное содержание 79-го элемента таблицы Менделеева. Эксперимент по нарушению его целостности, в котором принимало участие два человека, потерпел неудачу, но все же был доведен до конца благодаря вмешательству случайного фактора. Укажите этот фактор.

Правило, срабатывающее не всегда, но в большинстве случаев, заключается в следующем: чем сложнее использованная в вопросе терминология, тем более примитивный сюжет за ней скрывается. Чаще всего так шифруют произведения, известные даже детям. Зная эту закономерность, ответить на вопрос совсем просто.

Ответ: Мышка, которая «бежала, хвостиком махнула», разбив снесенное Курочкой Рябой золотое яичко.

 

3. Действительность или вымысел?

В предыдущей главе описано использование «джентльменского набора» — поиск ответа в «пространстве», ограниченном узким кругом популярных источников. Сходный алгоритм применим, даже если кругозор автора вопроса шире этого списка произведений. Для взятия многих вопросов очень важно как можно быстрее осознать, относятся они к «первой реальности» или ко «второй»…

Вопрос.
В статье, опубликованной когда-то в газете «Правда», утверждалось, что он — космополит, тунеядец и бомж. В другой статье не без иронии было сказано, что… «в Советском Союзе он нашел сообщника — и тоже иностранного происхождения». Назовите обоих.

Если команда не сможет достаточно быстро догадаться, что речь идет не о реальных людях (а это напрямую из вопроса не следует), велика вероятность, что она утонет в бесконечном переборе тунеядцев и иностранцев. А вот вымышленных персонажей, живших в Советском Союзе и явно образующих устойчивую пару, пожалуй, не так уж много. Учитывая иностранное происхождение как минимум одного из них, не составляет большого труда найти ответ.

Ответ: Чебурашка и Гена.

Фактура вопроса не всегда связана только с реальностью или только с вымыслом. Иногда реальность и вымысел сопоставляются друг с другом. Именно так обстоит дело в следующем примере.

Вопрос.
Как ни странно, у этих двоих много общего. Оба имеют итальянские корни. Отчества у них были бы одинаковые, если бы, конечно, таковые имелись. А вот отношения с Россией у них сложились по-разному. Первому визит в Россию принес в итоге одни неприятности, хотя поначалу все у него складывалось весьма успешно. Второй же не только известен в России всем от мала до велика, фактически, здесь он появился на свет. Назовите их обоих.

Вероятно, Наполеон — одна из первых версий, приходящих в голову при поиске человека, которому визит в России принес в конечном итоге одни неприятности. Упоминание итальянских корней позволяет легко убедиться в том, что эта версия верна. А вот кто второй? Задача команды сильно облегчается, если она помнит достаточно нетривиальный исторический факт — как звали отца Наполеона… Но даже если это не помнить, на вопрос не так уж сложно ответить. Достаточно предположить, что второй — не реальный человек, а литературный персонаж.

Ответ: Наполеон Бонапарт и Буратино (отца Наполеона звали Карло).

Фактически, все три описанных приема являются различными реализациями одной идеи: автор вопроса пытается обмануть игроков, указать им на неверную тропинку, используя для этого стандартные методы (ложные ходы, не соответствующий сюжету вопроса стиль изложения, подмена реального контекста вымышленным), а игроки «вычисляют» обман и не позволяют направить себя не туда. Разумеется, такой подход может привести к потере очка, если никакого обмана в вопросе на самом деле нет. Но риск я считаю оправданным, хотя, конечно, умение с хорошей надежностью определять степень «честности» автора вопроса приходит лишь с опытом.

 

4. Выйти из плоскости

Один из ключевых принципов, которые отличают ЧГК от банальной викторины, заключается в том, что ответ на вопрос должен быть неожиданным, слегка парадоксальным. Конечно, так строятся не все вопросы, но очень многие. Авторы хорошо знают этот принцип, полезно знать его и игрокам, чтобы эффективнее определять направление поиска ответа.

В чем именно заключается парадоксальность? Чаще всего в том, что ответ надо искать вне того множества объектов, которое задано контекстом вопроса. Иногда версии из этого множества называют «плоскими», а поиск ответа за его пределами — «выходом из плоскости».

Вопрос.
Известно, что многие российские княжеские роды — татарского происхождения. Однажды император Павел спросил графа Ростопчина:
— Ведь Ростопчины татарского происхождения?
— Точно так, государь, — ответил Ростопчин.
— Почему же вы не князья?
— А потому, что предок мой переселился в Россию зимой. Летом именитым татарам, прибывшим ко двору, цари жаловали княжеское достоинство…
А чем, по словам Ростопчина, цари жаловали татар, прибывших зимой?

«Плоскость», задаваемая текстом вопроса — множество дворянских титулов. Поскольку Ростопчин — граф, прямая, безыскусная логика диктует ответ «графский титул». Но такой ответ может дать только совсем неопытная команда, абсолютно не понимающая суть игры. Как же быть? Искать ответ вне «плоскости», подключив элементарный здравый смысл. Если не титул, который приятен, но неосязаем, то, может быть, царская милость имела утилитарный характер? Чем полезным может пожаловать царь зимой?

Ответ: шубой.

Еще один пример.

Вопрос.
Это транспортное средство имеет герметичные двери и при движении в одну сторону разгоняется до 60 км/ч за 10 секунд, а в другую сторону едет со скоростью 36,6 км/ч. Правда, эти данные справедливы не для всякого такого средства, а лишь для некоторых тайваньских. Назовите это транспортное средство.

Можно потратить всю минуту на перебор транспортных средств, но так и не найти такое, которое в одну сторону едет существенно быстрее, чем в другую. Нужно сменить «плоскость» в буквальном смысле слова — с горизонтальной на вертикальную.

Ответ: лифт (в построенном недавно небоскребе «Тайбэй-101″ вот такие мощные лифты).

 

5. От противного

Этот прием можно считать естественным развитием предыдущего. Суть его в том, что ищется не просто ответ, выбивающийся из задаваемого вопросом логического ряда, а прямо противоположный (на первый взгляд) логике, на которую выводит автор.

Вопрос.
Освальд Бельке, учитель знаменитого Манфреда фон Рихтгофена, считался самым выдающимся немецким асом 1-й мировой войны. Кайзер высоко оценил его боевые заслуги и бесценный опыт, наградил высшей прусской военной наградой — крестом за храбрость и издал в июне 1916 г. по поводу Бельке специальный указ. Что гласил этот указ?

Напрашивающаяся логика — искать еще какое-то поощрение, содержащееся в этом указе. Но это путь в никуда — поощрений можно придумать множество, однако ни один из вариантов не будет чем-то выделяться на фоне других. Получается, автор вопроса предлагает случайным образом выбрать из множества равноценных версий? В такой ситуации и следует поискать ответ «от противного». Может быть, в указе содержалось не поощрение, а наказание для Бельке? Правда, наказывать его вроде бы не за что… Но если все-таки задаться вопросом «что может быть самым страшным наказанием для боевого летчика» и ответить на него, станет понятно, что наказан был Бельке не «за что», а «для чего»…

Ответ: Указ запрещал Бельке летать (важно было сохранить его бесценный боевой опыт, в дальнейшем он занимался обучением молодых летчиков).

Еще пример.

Вопрос.
Литератор Евгения Чуприна предлагает оригинальную версию авторства пасквильного диплома, послужившего причиной дуэли Пушкина. Кто же должен быть его автором? Представитель молодежи, крутившийся в военных кругах, как и Дантес. Высокого мнения о себе — раз затеял такую крупную игру. И, разумеется, это должен быть тот, кто извлек пользу из смерти Пушкина. Итак, назовите автора пасквиля, по мнению Евгении Чуприной.

Первое желание — вспомнить исторического персонажа, способного на подобную гадость. Вероятно, не составит большого труда придумать несколько кандидатур. Но если ответом является один из них — был ли смысл задавать вопрос? Тут уместно в очередной раз вспомнить, что ЧГК — не экзамен (в данном случае — по истории). Вопрос интересен в том случае, если искомый человек ни в чем плохом не замечен. В хорошем детективе преступником должен оказаться тот, кого труднее всего заподозрить…

Ответ: Михаил Юрьевич Лермонтов.

 

6. Отсутствующая подсказка

Как ни удивительно, сплошь и рядом на вопрос помогают ответить не те слова и факты, которые есть в его тексте, а те, которых нет. Если вдуматься, в этом нет ничего странного, ведь автор вопроса обязан тщательнейшим образом подбирать слова, чтобы не «вывернуть карманы», не облегчить вопрос до уровня детского сада. Поэтому если есть ощущение, что из текста вопроса искусственно удален некий факт или у одного из слов есть гораздо более уместный синоним — это повод задуматься: а почему автор решил написать именно так? Не является ли причиной боязнь дать слишком откровенную подсказку?

Вопрос.
На радио «Ультра» запускается новая программа — «Голоса». В ней между песнями вмонтированы голоса знаменитых людей, причем эти знаменитости именуются на хип-хоповый манер: МС (т.е. master of ceremony) + какое-то прозрачное прозвище. Например, МС Крупа — Крупская, МС Космонавт — Гагарин, МС Барбудо — Фидель Кастро и т.д. А кто получил прозвище «Квадрат»?

Вопрос весьма прост. Чтобы ответить на него, достаточно обратить внимание на то, что искомый человек назван просто «Квадрат», без MC. Почему? Может быть, озвученное в явном виде сочетание прозвища с этим префиксом даст слишком сильную подсказку? Попробуем подставить MC. Кто же мог бы получить прозвище «МС Квадрат»?

Ответ. Эйнштейн.

Следующий пример посложнее.

Вопрос.
Иван Гончаров, Петр Вяземский, Сергей Аксаков. Всех их можно назвать тем же словом, что и уроженца г. Тускулы, вошедшего в историю, в частности, как первый латинский писатель-прозаик. Творческая биография Александра Сергеевича Пушкина позволяет назвать так еще одного человека. Назовите его имя и фамилию.

В вопросе перечислено несколько имен и фамилий. Имя и фамилию требуется назвать и в ответе. А вот римлянин из Тускулы почему-то не назван… Почему? Причина очевидна — его имя было бы сильной подсказкой. Логично предположить, что именно оно и является словом, которым можно назвать персонажей вопроса. Много ли мы знаем римлян, имена которых стали нарицательными? Август не подходит, Меценат — версия перспективная, но проверки фактами не выдерживает. А еще?

Ответ: Николай Романов. (И Гончаров, и Вяземский, и Аксаков были цензорами. Уроженец Тускулы — Марк Порций Катон Цензор. Николай Первый был «персональным» цензором Пушкина.)

Стоит заметить, что правильное использование приема в данном случае не гарантирует «взятие» вопроса. Дело в том, что есть еще второй ход — надо вспомнить, кто был цензором Пушкина. Факт достаточно известный, но для кого-то может стать камнем преткновения…

 

7. Форма формы

Напомню, что «формой вопроса» называется то предложение (чаще всего — последнее), в котором содержится собственно вопрос. «Форма вопроса» определяет, что именно спрашивают. Имеет смысл не только «держать форму», т.е. следить за соответствием ответа вопросу, но и задумываться о том, почему она именно такая. Не всегда, но часто, поняв, почему автор выбрал определенную форму вопроса, можно получить ключ к ответу.

Вопрос.
ЭТО используется, например, в теореме Вейерштрасса для построения целой функции по заданным корням. Известны и литературные примеры ЭТОГО, как ни странно, обычно довольно короткие. Я не прошу привести конец любого из таких примеров. Назовите героя и героиню самого известного из них.

Вспомнить эту теорему способен далеко не каждый профессиональный математик. А уж гуманитариям первое предложение вообще ничего не дает. С другой стороны, можно привести литературные примеры практически чего угодно, так что и от второго предложения мало толку. Как искать ответ? Остается только разбираться с «формой». Автор зачем-то сообщает, что не просит привести конец литературного примера, хотя мог бы… Секундочку, а мог ли? Может быть, не мог, и именно в этом всё дело?

Ответ: поп, собака. (ЭТО — бесконечное произведение. У целой функции в общем случае бесконечно много корней, и она строится как произведение сомножителей, каждый из которых зависит от одного корня. «У попа была собака» — бесконечное литературное произведение).

Замечу, что алгоритм взятия этого вопроса очень похож на использование «пропущенной подсказки», описанной в предыдущем разделе. Разница в том, что догадываться о пропуске подсказки не приходится — автор честно сообщил об этом сам.

Вопрос.
В подмосковном г. Троицке недавно решено соорудить ему памятник. А около 40 лет назад определенной категории ему подобных было адресовано известное произведение. Назовите жанр этого произведения.

Широко известно, что Троицк — «наукоград». Легко догадаться, что памятник там должен стоять какому-то ученому. Но какому именно… К счастью, спрашивают не это. Просят назвать жанр произведения, адресованного ему подобным. Может ли это быть, например, роман, пьеса, фильм? Маловероятно, ведь распространенных жанров совсем немного, многие команды могли бы случайно попасть в правильный ответ. Разумный автор никогда такого не допустит, значит, жанр должен быть необычный, такой, что случайно его не назовешь. Итак, нужно придумать произведение, связанное с какими-то учеными и написанное в необычном (для такого рода произведений) жанре. Поле поиска удалось максимально сократить, теперь самое время обратиться к «джентльменскому набору»…

Ответ: Сказка. (ОН — младший научный сотрудник).

Легко видеть, что все описанные в этой главе приемы основаны на одном общем принципе: надо отдавать себе отчет в том, что вопрос — не «вещь в себе», за каждым вопросом стоит написавший его автор (и включивший его в пакет редактор). Раз автор решил написать этот вопрос, значит, что-то в ответе показалось ему интересным и заслуживающим внимания. Раз вопрос задан именно в той формулировке, которая прозвучала, значит, автор считает, что в ней есть вся информация, необходимая для ответа. Как ни странно, эти очевидные соображения не в полной мере осознают даже очень опытные игроки.

Техника обсуждения — стандартные приемы

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

Ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина
и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные
электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания…
Эдельвейс Машкин

Попытка «поверить алгеброй гармонию», несомненно, обречена на провал. Чаще всего ответ у команды рождается как-то вдруг, загадочным образом. Тем не менее, если проанализировать ход мысли придумавшего его игрока или процесс командного обсуждения, окажется, что во многих случаях так или иначе использовались один или несколько стандартных технических приемов. В этой главе я попробую не только описать их, но и проиллюстрировать конкретными вопросами.

1. Поиск ключевых слов в тексте вопроса

Во многих вопросах есть так называемые «ключевые слова» (другие названия — «флажки», «маячки»), т.е. подсказки, специально вставленные автором, чтобы помочь игрокам выйти на правильную версию. Иногда они сразу бросаются в глаза, поскольку выбиваются из текста вопроса. Тогда остается лишь понять, в какой именно направлении хотел с помощью этой подсказки направить творческую мысль игроков автор. Бывает и иначе — ключевые слова могут быть тщательно замаскированы. В этом случае необходим вдумчивый и аккуратный анализ текста вопроса с целью их выявления.

Вопрос.
Есть версия, что по первоначальному замыслу этот человек должен был носить имя Сава. Однако он так и остался безымянным, да и знаем мы об обстоятельствах его жизни и смерти совсем немного. А вот об одном его родственнике познания у нас, можно сказать, энциклопедические. Назовите этого родственника.

В этом вопросе ключевое слово опознается сразу, на него невозможно не обратить внимание. Конечно, это слово «энциклопедические». На какую энциклопедию хотел намекнуть автор? Вряд ли имеется в виду настоящая энциклопедия. А какая еще может быть? Например, «энциклопедия русской жизни», как окрестил Белинский бессмертный пушкинский роман. Вот, собственно, и ответ.

Ответ: Евгений Онегин. Савой Пушкин собирался назвать его дядю, со смерти которого начинается действие романа, но потом передумал, и в тексте дядя остался безымянным.

Это был очень простой вопрос, для опытной команды не составляющий никакого труда. А вот пример посложнее.

Вопрос.
В 1833 г. Карл Брюллов закончил знаменитую картину «Последний день Помпеи». Она произвела фурор сначала в Италии, где и была написана, а потом во Франции. Ее слава достигла России гораздо раньше самой картины. Сегодня «Последний день Помпеи» находится в Государственном Русском музее, а вот первая из ее многочисленных копий — в музее Пушкина на Старом Арбате. В чем уникальность этой копии?

Тут трудно вычленить одно конкретное ключевое слово. Но подсказка в вопросе явно есть. Проанализируем текст, исходя из того, что ничего лишнего в нем быть не должно. Становится понятно, что автор слишком подробно рассказывает историю путешествия картины из Италии в Россию, подчеркивая продолжительность этого путешествия. А из третьего предложения следует, что отечественные любители искусства хотели увидеть нашумевшую картину как можно скорее… Осталось осознать, что речь идет именно о первой копии — и ответ готов.

Ответ: ее автор не видел самой картины, копия выполнена со слов очевидцев.

Как видно из второго примера, этот технический прием используется отнюдь не только в тех случаях, когда задуманная автором подсказка сводится к единственному ключевому слову. Надо помнить, что вопрос (по крайней мере, вопрос квалифицированного автора) — это маленькое литературное произведение, поэтому все, что кажется в нем лишним, неестественным, чрезмерно акцентированным, может быть намеком, ведущим к решению. Анализ текста вопроса — основа игры. Очень часто в нем есть все, что нужно, а иногда — даже готовый ответ.

 

2. «Вопрос на школу»

Написать очень простой или очень сложный вопрос легко. Гораздо сложнее сформулировать вопрос так, чтобы значительное число команд на него не ответило, но, услышав правильный ответ, игроки схватились за голову. Это часто достигается с помощью двух обманных приемов, почему-то называемых «школьными».

Суть первого приема заключается в том, что ответ лежит на поверхности, но замаскирован под деталь «пейзажа». Часто он вообще озвучен в вопросе прямым текстом, остается лишь опознать его.

Вопрос.
Известный парикмахер Джон Хиллиард вспоминает: «Возможно, это кому-то покажется странным, но 40 лет назад у нас не было такого количества средств для волос, как сейчас. Майонез отлично убирал со светлых окрашенных волос неприятный зеленоватый оттенок, а кетчуп питал ослабленные волосы». Какие слова в этой цитате мы заменили словами «майонез» и «кетчуп»?

Выйти на ответ можно как минимум двумя способами. Можно «честно» попытаться понять, что примерно представляют из себя питательная и нейтрализующая зеленый оттенок субстанции, а потом уже догадаться, что они сильно смахивают на упомянутые в вопросе майонез и кетчуп. Однако проще применить «технику», предположить, что ответ уже прозвучал в вопросе, и сразу же увидеть, что майонез и кетчуп прекрасно подойдут для указанных целей, если их поменять местами.

Ответ: кетчуп и майонез.

Второй «школьный» прием — вопрос с негативным ответом. Фактически, знатокам предлагается решить неразрешимую задачу. Побеждает на таком вопросе команда, которая успевает за минуту понять, что ответа не существует.

Вопрос.
В 1753 г. М.В.Ломоносов учредил премию тому, кто объяснит «подлинную электрической силы причину и составит точную ее теорию». А кто получил эту премию?

«Школьный» подход диктует выбор из двух вариантов — либо премию получил сам Ломоносов, либо требуется негативный ответ. Но научные достижения Ломоносова достаточно известны, такого среди них не числится. Значит, остается лишь один вариант.

Ответ: пока никто.

 

3. Перебор

Перебором в той или иной степени приходится заниматься при обсуждении практически любого вопроса. Но есть категория вопросов, которые ничего больше, в общем, и не требуют. Вот типичный пример.

Вопрос.
В книге Аллы Кторовой «Сладостный дар, или Тайна имен и прозвищ» приводятся курьезнейшие ситуации с именами. Так, аптекарь Натан Семенович из Мелитополя назвал трех своих дочерей Гоня, Реца и Копа. Причем Гоня было уменьшительным от «Агония». Какие полные имена соответствовали уменьшительным Реца и Копа?

Сразу понятно, что дочерям аптекарь дал имена из близкой ему области. Остается лишь перебрать фармакологические термины в поисках слов с нужными корнями. Если вам немножко повезет — за минуту успеете.

Ответ: Рецептура и Фармакопея.

Следующий пример интересен тем, что перебор можно вести в двух направлениях.

Вопрос.
В 1932 году вышел в свет сборник из 28 красочных литографий художника Черемныха — «Антирелигиозная азбука». Каждой литографии соответствовало двустишие на одну из букв алфавита, например, «Царство церквей — царство цепей». Восстановите оба пропущенных нами слова в двустишии на букву «м»: «Мешают [Пропуск] машинной [Пропуск]».

Первое направлении — перебирать слова на букву «М», имеющие отношение к религии. Второе — думать, что бы такое на «М» могло быть «машинным». Как только поиск в любом из направлений выводит на нужное слово, ответ готов.

Ответ: Мощи, мощи («Мешают мощи машинной мощи»).

 

4. Поиск ассоциаций

Этот прием во многом близок к перебору. Разница в том, что множество перебираемых объектов этом случае практически ничем не ограничено, единственное, что их объединяет — ассоциативная привязка к одной из реалий вопроса. Поэтому, естественно, при использовании этого приема стоит учитывать только первые, наиболее четкие ассоциации, иначе можно погрязнуть в бесконечной генерации версий.

В качестве примера приведу вопрос, на который иначе, пожалуй, не ответишь, если, конечно, не знать исходный факт.

Вопрос.
Около трех десятилетий назад англичанин Кен Астон ехал домой из офиса, размышляя о некоторых проблемах, связанных с межнациональными коммуникациями. Он остановился на светофоре, и тут его осенило. Что же он придумал?

Кена Астона на его изобретение явно натолкнул светофор. Чтобы это изобретение повторить, надо задуматься — с чем ассоциируется светофор? Напрашивается гипотеза, что придумал он нечто разноцветное, причем используемые цвета, похоже, можно обнаружить на светофоре. Если теперь учесть, что изобретение должно помогать общению между представителями разных национальностей, вероятно, разделенных языковым барьером, до ответа уже совсем недалеко.

Ответ: желтые и красные карточки для футбольных судей (Председателю судейской комиссии ФИФА Кену Астону пришлось серьезно задуматься после того, как в матче чемпионата мира 66-го года между Англией и Аргентиной судья из Германии, владевший только родным языком, вынес несколько предупреждений, о которых оштрафованные игроки узнали только из газет. Светофор подсказал решение).

В следующем примере можно придумать несколько путей решения, но поиск ассоциаций выглядит самым быстрым, правда, применить его придется дважды.

Вопрос.
Этот прибор был изобретен в США в начале 20-х годов. Впервые он начал выпускаться фирмой, до того занимавшейся производством миксеров для коктейлей, и быстро завоевал популярность у значительной части населения. В 30-х — 40-х годах появились модели с регулировкой степени нагрева и скорости. А почему в 60-е годы объем продаж этих приборов резко возрос?

Одна из первых ассоциаций на 60-е годы — движение хиппи. А с чем в первую очередь ассоциируются хиппи? Фактически, ответ готов.

Ответ: потому что мужчины начали носить длинные волосы и им тоже понадобились фены.

 

5. «Малый джентльменский набор»

Не секрет, что отдельные авторы пользуются у знатоков особой популярностью. Их не так уж много — Пушкин, Булгаков, Ильф и Петров, Гашек, Конан Дойль, Стругацкие, Дюма, Толкиен… Любая опытная команда знает их произведения очень хорошо. Авторы вопросов это, конечно, учитывают, и отсылки к их произведениям встречаются в вопросах весьма часто. Поэтому, если есть ощущение, что вопросе использованы литературные реалии, имеет смысл в первую очередь пытаться подставлять в него произведения из этого набора.

Вопрос.
Эти хорошо известные знатокам плоды сотрудничества двоих появились на свет в 1928-м и 1931-м годах. А чего, по мнению поэта и юмориста Михаила Векслера, у них в сумме 52 штуки?

Вопрос совсем прост. Автор прямо отсылает к списку известнейших произведений. Два автора — значит, Ильф и Петров. Годы написания «12 стульев» и «Золотого теленка» подходят. Остается понять, что можно просуммировать у стульев и теленка.

Ответ: ножек (у «12 стульев» и «Золотого теленка»).

Замечу, что если бы в вопросе не было второго хода (подсчета ножек), имело бы смысл испугаться такого прозрачного указания на Ильфа и Петрова, принять его за «ложный след» и поискать другую пару авторов, творивших в первой половине прошлого века. Но наличие второго хода оправдывает простоту первого.

Конечно, для взятия этого вопроса знание «джентльменского набора знатока» отнюдь не обязательно. А вот в другом примере без него обойтись очень трудно — он позволяет сузить почти бесконечное поле перебора.

Вопрос.
Этот талантливый поэт написал более пятисот произведений, зачастую исполнявшихся под музыку. Тексты их до нас не дошли, известно лишь несколько строчек. Поклонники его творчества прибавляли к его имени уважительный эпитет, недруги считали преступлением знакомство с его творчеством. Судьба поэта сложилась трагически — он подвергся гонениям, спился и вынужден был покинуть родину. Назовите его имя.

Поэтов в истории было много, немало и таких, чью судьбу можно назвать трагической. Попытка перебрать всех за минуту и вспомнить, кто из них подходит под условия вопроса, скорее всего успехом не увенчается — и опытная команда понимает это сразу. А вот если предположить, что речь идет не о реальном поэте, и попробовать поискать в «джентльменском наборе», вариантов оказывается не так уж много, тем более, что даже у культовых авторов не все произведения одинаково популярны — есть несомненные лидеры хит-парада, которые вспоминаются в первую очередь.

Ответ: Цурэн Правдивый (из романа А.и Б.Стругацких «Трудно быть богом».

 

6. Воссоздание культурного контекста (привлечение дополнительных фактов)

Вопросы ЧГК далеко не всегда содержат всю информацию, необходимую для нахождения ответа. Часто необходимо привлечь дополнительные данные. Если вопрос качественный, то данные эти широко известны. К сожалению, бывает и так, что нужно вспомнить мелкие подробности известных исторических событий или произведений. Я предлагаю все-таки исходить из того, что автор вопроса не издевается над игроками и не углубляться в детали чересчур глубоко. Из-за этого можно не ответить на некоторые вопросы, но гораздо чаще такой подход позволит не убивать время впустую на поиск черной кошки в темной комнате.

Вопрос.
В начале 30-х годов в целях улучшения подготовки игроков в советских футбольных командах была введена новая штатная единица. Как она называлась?

Чтобы ответить на этот вопрос, не требуется специальных знаний, достаточно иметь минимальное представление о том, что происходило в нашей стране в 30-е годы. Легко сообразить, что в те времена важнейшее значение придавали подготовке совершенно определенного рода. Если это понять, ответ напрашивается.

Ответ: политрук.

Следующий вопрос требует знания конкретного факта. Факт этот мне представляется практически общеизвестным, но без него не обойтись.

Вопрос.
Когда Аристотель опубликовал некоторые из своих сочинений, Александр Македонский послал ему возмущенное письмо. Что именно возмутило Александра?

Если не знать, что Аристотель был учителем Александра Македонского, на вопрос ответить, видимо, невозможно. Если же команде факт известен, логично предположить, что именно с этим обстоятельством связано возмущение Александра. Дальше думать практически не о чем.

Ответ: то, чему учили только его, стало достоянием всех.

Минута обсуждения

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

Стиль, что нос:
двух одинаковых не бывает.
Дж.Б.Шоу

Игра начинается с того, что команда садится за стол. Многие считают, что в отношении рассадки справедлива бессмертная цитата из дедушки Крылова. Я тоже не склонен придавать расположению игроков за столом слишком большее значение, но определенное влияние на качество игры оно все же оказывает. В частности, необходимо учитывать громкость голоса и остроту слуха отдельных игроков. Тот, кто говорит тише, должен сидеть ближе к диспетчеру. Кроме того, надо иметь в виду, что в любой команде существуют «связки» — пары игроков, которые лучше сыграны и активнее взаимодействуют во время обсуждения друг с другом, чем с другими сокомандниками. Эта особенность связана еще и с игровыми функциями — такой парой могут являться, например, генератор и критик. Эти двое должны быть расположены за столом так, чтобы, во-первых, им было удобно общаться друг с другом, а во-вторых, чтобы они не выпадали из командной игры. Обычно это означает, что они не должны сидеть рядом. Если стол не слишком большой, правильнее их сажать друг напротив друга.

Гораздо важнее тот факт, что команда привыкает к определенной рассадке. Менять ее без серьезной причины нельзя, это может на некоторое время полностью разрушить командную игру. А серьезных причин я знаю всего две. Во-первых, появление в команде новых игроков может потребовать принципиального изменения рассадки, а не просто замещения одного игрока другим. Во-вторых, изменение рассадки может быть необходимо, если команде приходится играть за столом, сильно превышающим по размерам тот, к которому она привыкла.

Итак, игроки за столом, вопрос задан, начинается обсуждение. Именно сейчас в полной мере проявляются индивидуальные особенности команды, ее стиль игры. Конечно, у каждой команды стиль свой, но очень условно можно выделить два типа обсуждения — активное и сдержанное. Первый вариант всегда приветствовался в телеигре. Действительно, гораздо интереснее смотреть на команду, в которой происходит интенсивный обмен идеями, версии ежесекундно рождаются и отвергаются, эмоции бьют ключом, а не на вялый, академичный обмен краткими репликами. Однако практика показывает, что в спортивном ЧГК команды, перманентно поддерживающие высокий эмоциональный накал обсуждения, побеждают реже, чем спокойные и сдержанные. Причин можно выделить три. Во-первых, фонтанировать версиями полезно в том случае, если вопрос выдержан в «телевизионном» стиле. Трудно провести четкую границу между «телевизионными» и «спортивными» вопросами, тем не менее, можно сказать, что в телеигре обычно главная задача команды — нащупать ключевую мысль, после этого проблем практически не возникает. Да сама структура вопроса там обычно достаточно прозрачна, тратить дополнительные усилия на то, чтобы в ней разобраться, не требуется. В спортивном ЧГК вопросы более сложны по форме (хотя далеко не всегда превосходят «телевизионные» по содержательности). Чтобы осмыслить их структуру, требуется спокойный и аккуратный анализ текста. Во-вторых, в «спортивных» вопросах часто мало просто высказать версию, важно ее развить, проверить и, пройдя несколько логических шагов, довести до итогового ответа. Часто оценить правильность возникшей версии можно только после того, как все эти шаги пройдены, поэтому времени на такую детальную обработку большого количества версий просто нет. Значит, нет и смысла заваливать ими диспетчера — он просто запутается. В-третьих, активно обсуждающая команда просто быстрее устает. На длинной дистанции это неминуемо проявляется.

Есть еще один фактор, давно известный, но плохо поддающийся логическому обоснованию. Он заключается в том, что команда, обсуждающая спокойно и неторопливо, успевает за минуту гораздо больше. В ее субъективном восприятии (да и в восприятии стороннего наблюдателя) минута тянется дольше. Наоборот, чем более суетливо команда обсуждает, тем быстрее, по ее ощущениям, заканчивается минута. Должен оговориться, что знаю очень успешные команды, практикующие активное обсуждение. Тем не менее, в качестве общего рецепта для игроков, не обладающих чересчур горячим темпераментом, я бы все же рекомендовал стараться избегать в обсуждении излишней суеты и эмоциональности.

Как именно должны выдвигаться версии? Я считаю, что делать это надо максимально кратко и емко. К сожалению, нередко встречаются игроки, стремящиеся сообщить команде все, что они знают о предмете обсуждения. Знают такие игроки обычно очень много, но их познания в подавляющем большинстве случаев не имеют никакого отношения к делу. «Недержание знаний» вообще очень распространено среди игроков в ЧГК, причем они готовы делиться бесконечными запасами своей эрудиции постоянно, как во время обсуждения, так и в мирное время. И если вне игры это еще можно как-то терпеть, за столом необходимо жестко пресекать. Чтение лекций — просто пустая трата времени. Партнеров по команде надо уважать, ни в коем случае не рассказывать им то, что они наверняка и сами знают. Так, если в вопросе звучит имя Александра Македонского, нет нужды сообщать команде, что папу его звали Филипп, а маму — Олимпиада. А вот если есть сомнения в том, что команде известна какая-то информация, непосредственно связанная с тематикой вопроса, сообщить ее надо обязательно.

Железные правила

Вступление
Часть I
Формирование команды Родовая травма

«Друзья или коллеги?»
Игровые функции
Капитаны, капитаны…
Об отношениях в команде
Мотивация
Распространенные ошибки и предрассудки
Часть II Игра
«Порядок бьет класс»

Железные правила
Минута обсуждения
Техника обсуждения — стандартные приемы
Техника обсуждения — менее известные приемы
Самое сложное
Стратегия и тактика
Заключение

Все правила достойного поведения
давным-давно известны,
остановка за малым —
за умением ими пользоваться.
Блез Паскаль

Правил, которые в игре должны соблюдаться неукоснительно, я знаю всего восемь.

1. Когда читается вопрос, надо внимательно слушать. Начинать обсуждение, пока не прозвучала команда «Время!», нельзя.

Привычка обсуждать, не дожидаясь окончания чтения вопроса, уходит корнями в родственную «Что?Где?Когда?» игру «Брейн Ринг». Поскольку там право ответа получает команда, первой нажавшая на кнопку, игрокам приходится быть готовыми к тому, что как только вопрос будет задан и прозвучит сирена, соперник может дать ответ. В «Что?Где?Когда?» ситуация принципиально иная — минута в распоряжении команды есть всегда. Нет ни малейшего смысла пытаться добавить к ней несколько секунд, рискуя прослушать ключевые моменты вопроса. Даже опытные и сильные команды сплошь и рядом теряют очки из-за того, что не могут чуть-чуть подержать язык за зубами.

2. В команде хотя бы один человек должен конспектировать вопрос.

Есть немало игроков, которым записывать вопрос категорически противопоказано, поскольку это мешает им его внимательно слушать. Но один человек, которому конспектирование не мешает, найдется практически в любой команде. Нередко встречаются вопросы, имеющие сложную структуру. Удержать их в голове непросто. В таких случаях очень удобно иметь за столом человека, к которому можно обратиться за уточнением. Разумеется, не стоит пытаться записывать вопросы дословно. Достаточно записать основные факты, имена, даты, а главное — зафиксировать логическую структуру вопроса.

3. Форма вопроса обязательно должна быть зафиксирована.

«Формой» принято называть последнюю фразу вопроса, определяющую, что именно необходимо указать в ответе. В отличие от телеигры, где перед ответом всегда можно попросить ведущего повторить вопрос, в спортивном «Что? Где? Когда?» уточнить форму не у кого. И если команда полностью раскрутила вопрос, поняла, что речь в нем идет, например, о Дон Кихоте, но забыла, имя его оруженосца или имя его коня требуется назвать, очко в случае ошибки она не получит. Такие ситуации всегда очень обидны, и надо приложить все усилия, чтобы в них не попадать. Команда должна четко определить, кто из игроков фиксирует (или, на жаргоне знатоков, «держит») форму вопроса. Именно у этого игрока капитан перед сдачей каждого ответа должен уточнять, не ошибся ли он.

4. Первая версия — самая ценная.

Давно замечено, что из всех версий, рождающихся в течение минуты, правильной чаще всего оказывается первая. Трудно сказать, связано это с неизученными свойствами интуиции или тоже является наследием «Брейн Ринга»… На эту закономерность не стоит слишком полагаться — достаточно, чтобы игроки обязательно озвучивали первую пришедшую в голову мысль, а диспетчер обсуждения — старался ее не забывать.

5. Нельзя всю минуту обсуждать одну версию.

Весьма распространенная ошибка — команда всю минуту пытается себя убедить в правильности придуманной версии. В этом нет никакого смысла — если версия единственная, разумный капитан все равно ее ответит. Гораздо правильнее попытаться придумать альтернативные варианты. И не надо бояться «затоптать» правильный ответ — хороший капитан этого не допустит, а плохой найдет способ ответить неправильно, даже если выбирать не из чего.

6. Нельзя прекращать обсуждение, пока нет абсолютной уверенности в правильности придуманной версии.

Эту ошибку чаще всего допускают начинающие команды, но нередко и признанные мастера так радуются придуманной красивой версии, что перестают думать. А потом оказывается, что автор задумал еще более красивый ответ. Или менее красивый, но команде, лишившейся очка, от этого не легче… Даже если версия полностью соответствует всем условиям вопроса, нет гарантии, что автор имел в виду именно ее. Поэтому закрывать обсуждение до окончания минуты можно, только если команде известен факт, на котором построен вопрос. Впрочем, и это не дает гарантии — автор вопроса мог знать совсем другой факт, а кроме того, нередки случаи ложной памяти.

7. Не следует во время игры оценивать вопросы.

В телевизионной игре знатоки и авторы вопросов находятся по разные стороны баррикад. В спортивном «Что?Где?Когда?» роли постоянно меняются. Поскольку вопросов требуется очень много (несколько тысяч в год), найти людей со стороны, готовых их предоставить в таком количестве, абсолютно невозможно. Игра выживает за счет самообеспечения. Скажем, на чемпионат России вопросы пишут знатоки с Украины или из Израиля, а также российские игроки из команд, не попавших в финальную часть чемпионата. Многие городские чемпионаты проводятся по формуле, согласно которой каждая команда готовит один тур. Таким образом, подавляющее большинство игроков периодически пишет и редактирует вопросы. Это неминуемо сказывается на игре. С одной стороны, игрок, побывавший в шкуре «вопросника», лучше понимает структуру вопроса, эффективнее нащупывает путь к ответу, поскольку чувствует логику автора. С другой стороны, сплошь и рядом встречаются ситуации, когда игроки, еще не зная правильный ответ, уже испытывают по отношению к вопросу определенные (обычно негативные) эмоции. Формулировка кажется им косноязычной, структура — запутанной или, наоборот, слишком прямолинейной, фактология — неинтересной. Даже если они кругом правы, ответить на вопрос это отнюдь не помогает. Надо четко понимать, что во время игры в команде нет «вопросников», есть исключительно игроки, которые должны ответить на вопрос, даже если бы на месте редактора они, не раздумывая, отправили бы его в мусорную корзину.

8. После того как ответ сдан, о вопросе следует забыть.

А теперь представим себе, что команда не удержала форму вопроса или допустила другой обидный прокол. Самое страшное, что это может надолго выбить из колеи. Если команда сокрушается по поводу одной ошибки, за ней неминуемо следуют другие. Поэтому, что бы ни произошло, как только ответ сдан, обсуждение вопроса надо заканчивать и ни в коем случае не вспоминать о нем до окончания тура (а лучше — до конца турнира). Надо понимать, что, во-первых, от ошибок не застрахован никто, а во-вторых, переживать имеет смысл только о том, что можешь изменить.