Максим Поташев: «Думать не всегда полезно»

Сетевое издание БК55
26 мая 2014
Елена Ярмизина

Далекий от политики, демократичный по отношению к своим детям и совершенно не азартный по жизни магистр «Что? Где? Когда?» Максим Поташев — о том, что сгубило Украину, почему он ругает сыновей и какие игры все же вызывают у него эмоции.
Впервые в Омске, хотя часто бываю с тренингами и семинарами в Сибири: Иркутск, Кемерово, Красноярск… В Омске публика показалась внимательной, довольно сдержанной, неохотно делящейся мыслями и эмоциями. (Математик, маркетолог, управляющий партнер и соучредитель компании R&P Consulting Максим Поташев провел в Омске тренинг по принятию управленческих решений – прим. ред.). Зато в Омске хорошо решают логические задачи. Например, я впервые за все время услышал правильный ответ на задачку про кролика.
Я неазартный человек, флегматик. Убежден, что в сложной жизненной ситуации можно найти правильное решение, только сохраняя рассудок и спокойствие.
Богатым человеком назвать себя не могу, но и к бедным не отношу. На жизнь хватает. Играю в «Что? Где? Когда?», потому что нравится, а зарабатывать игрой еще никому из знатоков не удавалось. И нет такой задачи. Для меня работа и игра никак не связаны.
Высокий IQ – не всегда спутник успешной карьеры. В 30-е годы прошлого века ученые в США отобрали несколько десятков человек с выдающимися коэффициентами интеллекта и несколько лет пристально следили за их судьбой. Выяснилось, что практически никто из них не достиг бешеных успехов. Среди членов международного «общества гениев» Mensa, куда входит меньше одного процента людей с самым высоким IQ в мире, тоже не все успешны. Умнейший американец Кристофер Ланган с высочайшим IQ в 195 баллов вообще большую часть жизни проработал вышибалой. Как показатель интеллекта IQ – инструмент довольно условный. Для того чтобы добиться успехов в жизни, нужно много других качеств.
У того самого Кристофера Лангана и величайшего физика, «отца атомной бомбы» Роберта Оппенгеймера есть схожая деталь в биографии. Оба по ряду причин оказались на грани вылета из университета. У Лангана были проблемы с оплатой, у Оппенгеймера же – с психикой: он был подвержен депрессиям и вспышкам гнева. При этом первый «вылетел» из альма матер, а второй сумел заверить ученый совет, что должен остаться. Помимо высокого IQ у него была еще высокая способность убеждать людей.
В 80-е годы прошлого века появилось понятие «эмоциональный интеллект». Сегодня это очень модная тема. В отличие от IQ, EQ (тот самый эмоциональный интеллект) отражает умение управлять собственными чувствами, эффективно взаимодействовать с другими людьми и принимать верные решения. IQ в наименьшей степени развиваем, поскольку отражает врожденные способности к решению логических задач, а после тридцати лет начинает снижаться. EQ нарабатывается в течение всей жизни, базируется на опыте общения с людьми.
Думать не всегда полезно. Часто найти правильное решение мешает избыток информации. Порой чувства – лучший советчик, чем разум, и не стоит сбрасывать со счетов собственную интуицию.
Чтобы решить творческую задачу, надо, в частности, увидеть в помехах путь к ее решению. Некто купил рудники на Кавказе, но перед ним встала проблема: не мог нанять рабочих, не было у горцев привычки трудиться за вознаграждение. Тогда он открыл неподалеку магазин оригинальных женских украшений. Супруги потенциальных рабочих быстро объяснили своим мужьям, зачем нужны деньги.
Сейчас много тренингов по развитию интуиции. Посыл их таков: «Из эфира поступают знаки, надо их улавливать…» Я далек от такого подхода, как и от любого рода мистики, впрочем, в нем есть рациональное зерно: действительно, есть знаки и сигналы, надо их слышать, для этого необходимо очистить сознание. При этом я убежден, что сигналы поступают не извне, а из нашего подсознания. Ведь активно используем мы лишь пять процентов мозга, 95 процентов «простаивают».
«В воздухе пахнет серьезной войной…» Я человек очень далекий от политики, но сейчас ситуация такова, что невозможно оставаться в стороне. У меня много близких друзей на Украине. Очень переживаю. То, что происходит, мне сильно не нравится. В воздухе пахнет серьезной войной, это мне не нравится еще больше. Думаю, это не нравится и тем людям, которых обстоятельства могут вынудить ее начать. Могу лишь желать, чтобы этого не произошло.
История доказывает: в любом конфликте не бывает одного виноватого. Все 23 года существования Украины как независимой страны ее так или иначе подводили к той ситуации, которая сложилась сейчас. Это закономерный итог изначально сложившейся там политической неразберихи. За все эти годы не выросло ни одного политика, за которым мог бы пойти народ. И это главная проблема. Боюсь, что разумного решения ее пока нет.
По поводу Крыма могу сказать одну простую вещь. Мне безразлично, насколько законны те или иные события, пусть в этом разбираются специалисты по международному праву. Одно мне очевидно: подавляющее большинство жителей полуострова считало себя частью России – вне зависимости от формальностей. Для них присоединение к России – это выражение их чаяний. А что хорошо для людей, то, на мой взгляд, и есть хорошо.
Я считаю, если идешь из бизнеса во власть – будь готов к «ломке». Я знаю много людей, которые были очень успешны в бизнесе и потом уходили послужить стране. Многие были совершенно искренни в этом. У всех этих людей были серьезные проблемы, некая «ломка», потому что правила игры там и там совсем разные. Политика и бизнес живут по совершенно разным законам. В бизнесе достаточно простые критерии «правильности»: все можно выразить в цифрах и посчитать. В политике отнюдь не все выражается в деньгах, плюс гораздо больше ограничений. Переплетается масса интересов, и чтобы учесть все, нужны незаурядные способности. Думаю, политику сложнее принимать решения.
Я верю в будущее России. На сегодняшний день уровень жизни среднего россиянина значительно выше, чем пятнадцать лет назад. Это факт, с которым невозможно спорить. Да, можно рассуждать, какими ресурсами можно было иначе распорядиться, и другими способами сотрясать воздух. Но факт остается. Точно так же прошлым летом в Москве негативно отзывались о деятельности мэра. Я как раз очень доволен. Считаю, что город стал чище, благоустроеннее. А сколько у Собянина шуб и где он их хранит, меня не волнует. Я смотрю на результаты деятельности.
«Было бы время, сыграл бы в бридж» На толпы поклонников никогда не жаловался: повезло, что живу в Москве. Люди здесь заняты своими делами, поэтому могу спокойно ездить в метро и ходить по улицам. За пределами столицы сталкиваюсь с другим отношением: узнают, задают вопросы, просят автограф. Однажды, в начале нулевых, стоял на подмосковном полустанке, ждал электричку. Подходит мужик: «Я тебя узнал! Ты Михаил Ходорковский». Я представил себе Ходорковского, ждущего электричку, и рассмеялся: «Молодец, узнал!» Автограф он не попросил. Денег, к счастью, тоже.
Имел бы несколько свободных часов в Омске, сыграл бы в бридж. Считаю его вершиной интеллектуальных игр, болею душой. (Максим Поташев – президент общероссийской федерации спортивного бриджа России – прим. ред.). Стараюсь находить время на бридж несмотря на плотный график. А вот на занятия спортом времени, к сожалению, фактически не остается. Когда-то занимался плаванием, баскетболом, сейчас – только болельщик. Надо что-то с этим делать…
Мой день проходит либо в самолете, либо на встречах и переговорах, либо за компьютером. Каких-то особых бытовых ритуалов у меня нет, разве что стараюсь не пропускать завтрак… Да и обед. Поесть я люблю.
По некоторым исследованиям, у 25 процентов женщин при первой встрече будущий муж буквально вызывает отторжение и раздражение. Потом же они вполне счастливо живут в браке. Со мной было именно так – жене я с первого взгляда сильно не понравился…
Сыновья-близнецы заканчивают второй класс. Они не очень похожи, спутать сложно. Замечательные, умные ребята, хоть и учатся хуже, чем могли бы. Ходят в обычную школу, с английским уклоном. Надеюсь, возьмутся за ум и на родительских собраниях, куда порой хожу, мне не придется часто краснеть.
Я не строгий отец, но иногда ругаю детей. Считаю, надо быть честным и с ними, и с собой. Лучше пожурить, если хочется, чем делать вид, что все нормально, задавливая в себе негатив и раздражение.
Как воспитывать детей, не знаю. Мы изначально выбрали подход, который давал как можно больше свободы, хотели воспитать в сыновьях самостоятельность. И вполне в этом преуспели. В результате мальчишки очень свободолюбивые, независимые, взрослые в бытовом смысле. С пяти лет могут сами сходить в магазин. Обратная сторона медали – им не хватает дисциплины. Этим сейчас и занимаемся.