Максим Поташёв: «С интеллектом в России всё очень хорошо»

Опубликовано в газете Красный город № 69
Виктор Мальцев
22.10.2014

На традиционном бизнес-марафоне в Йошкар-Оле магистр телеигры «Что? Где? Когда?» Максим Поташев за скромную плату учил йошкар-олинских бизнесменов принимать правильные решения. Но кое-какие секреты знаток раскрыл «Красному городу» совершенно бесплатно.

«Система в голове»

«Красный город»: – Максим Оскарович, вы много ездите по стране с бизнес-тренингами о принятии решений. Есть что-то общее в том, как принимают решения российские бизнесмены?

Максим Поташев: – Общее для России то, что о проблеме принятия решений мало задумываются. Поэтому очевидные и элементарные вещи, которые я рассказываю во время своего тренинга, достаточно простые и интуитивно понятные, зачастую оказываются откровением. Это говорит о том, что культура менеджмента в России развивается медленнее, чем хотелось бы. А принятие решений – один из ключевых элементов менеджмента в сфере управления.

Но при этом могу отметить, что, несмотря на отсутствие системы в голове, в практических ситуациях наши люди принимают решения очень хорошо и придумывают много креативных идей. С интеллектом в чистом виде в России все очень хорошо.

«КГ»: – Скажите, в чем причина того, что нет, как вы говорите, «системы в голове»?

М. П.: – Сама мысль о том, что этот процесс нужно упорядочить, систематизировать, что нужны бизнес-процессы, которые обеспечивают эффективное принятие управленческих решений внутри компаний, стала появляться сравнительно недавно.

Впервые этот тренинг я проводил в конце 2012 года по запросу крупнейшей в Европе авиатранспортной компании. Ее руководитель в какой-то момент пришел к выводу о том, что: а) решения принимаются его менеджерами неэффективно и б) для того, чтобы делать это более качественно, нет сформированной процедуры. В связи с этим меня попросили придумать и провести тренинг.

С тех пор многие большие компании обращались с подобным вопросом. Но в масштабах России это капля в море. Пока только самым продвинутым, самым прогрессивным лидерам бизнеса приходит в голову, что этим вопросом надо всерьез заниматься.

Командная игра

«КГ»: – В одном из интервью вы говорили, что время одиночек прошло, и все решения должны приниматься группой. Сейчас в России решения принимают единолично или коллективом?

М. П.: – По разному. Мысль о том, что командная работа крайне важна, пришло время командного бизнеса, до людей дошла. Но о том, как правильно организовать команду, как выстроить внутри нее процессы, обеспечивающие принятие творческих, нестандартных решений, пока мало, кто задумывается. Очень немногие компании всерьез занимаются «командообразованием». Хотя такие уже есть.

«КГ»: – Команда должна состоять из единомышленников или прежде всего из профессионалов?

М. П.: – Тут нет однозначного ответа – команды бывают разные. Это зависит от цели, с которой команда создается; от того, работает команда внутри компании или может включать в себя представителей разных организаций; от того, работает она в бизнесе, науке или политике. Специфика всегда накладывает определенные требования и ограничения. Но в идеале желательно, чтобы в команде были единомышленники, но при этом люди с разными психотипами.

«КГ»: – Вы добились успеха во многих областях. Как вы думаете, в успехе бывает больше таланта или труда?

М. П.: – Труда.

«КГ»: – Вас больше знают как знатока, обладателя трех хрустальных сов. Опыт игры в «Что? Где? Когда?» вам помогает?

М. П.: – Несомненно. У меня так удачно сложилась жизнь, что я смог получить очень разнообразный опыт – например, опыт работы в очень больших компаниях на высоких должностях, самостоятельного бизнеса, игры. И поскольку это вещи в чем-то близкие, а в чем-то нет, я могу смотреть на ситуации с разных позиций. И в своих тренингах я обязательно использую реалии и из бизнеса, и из игры. Это делает их достаточно разнообразными, не «плоскими».

Ветераны и конкуренция

«КГ»: – Сильно ли изменилась игра «Что? Где? Когда?» за последние годы?

М. П.: – Игра, которой в следующем году будет уже 40 лет, за эти годы изменилась, можно сказать, до неузнаваемости. Плюс личность ведущего, который и режиссер, и автор игры, тоже неизбежно накладывает свой отпечаток. При Ворошилове это была одна игра, при Борисе Крюке – другая. Это естественный процесс.

«КГ»: – А вопросы стали проще или сложнее?

М. П.: – И вопросы меняются. Но сложнее или проще они стали – смотря для кого. Для меня, может, сложнее, для кого-то – проще.

«КГ»: – Вы замечаете, что в игру играет молодежь?

М. П.: – Еще как. Играют десятки тысяч людей примерно в 30 странах мира. И очень много молодежи. Таким ветеранам, как я, достаточно сложно выдерживать конкуренцию.

«КГ»: – Как вы отдыхаете?

М. П.: – Мало.

«КГ»: – Но если все же удается выкроить свободную минутку, как вы ее проводите?

М. П.: – У меня свободного времени практически нет, о чем я очень сожалею. Даже нет возможности полежать, почитать книжку. Сделать это получается в основном только в самолете.

«КГ»: – А что сейчас читаете?

М. П.: – Обычно не художественную литературу – книжки по бизнесу, которые нужны в практической деятельности.

«КГ»: – У вас трое детей. Вы играете с ними в интеллектуальные игры?

М. П.: – Пытаюсь. Не всегда удается убедить их поиграть в такие игры. Надеюсь, что все впереди.